Солдатский бунт в России

По разным сведениям на Донбассе уже погибло несколько тысяч кадровых военных РФ. «Гражданская оборона» узнала, как реагируют российские солдаты на возможность воевать в Украине.

n-share-ICTV-ALL_ictv_2014_12_04_thumbnail-20141204192334n.jpg

По разным сведениям на Донбассе уже погибло несколько тысяч кадровых военных РФ. «Гражданская оборона» узнала, как реагируют российские солдаты на возможность воевать в Украине.

Российский десантник Николай Козлов с Донбасса вернулся безногим калекой. Кремлевской пропаганде хватило цинизма показывать изувеченного военного, как героя, вот только сказать, как оказался Николай на Донбассе, пропагандисты забывают. Зато родной дядя российского ефрейтора Сергей Козлов правду не скрывает:

– Если пойдут разговоры, что там добровольцы какие-то, еще что-нибудь, заблудились – хрена с два! Привезли, на месте показали, что вы уже там, вперед побежали шагом марш. Дальше уже, понятное дело, приказ.

Но родной отец все равно им гордится – ведь сын до конца выполнил свой долг, не отказался, не испугался, не откосил. Долг родине, видимо, заключается в том, чтобы убить как можно больше украинцев. В марте Николай помогал оккупировать Крым, а в августе отправился стрелять по некогда братскому народу. Десятки из его гвардейской десантно-штурмовой бригады убиты, десятки тяжело ранены. Те, кто выжил, в оправдание себе повторяют бессмысленные слова – долг, отечество, «Крымнаш». Но для многих военных РФ такие потерянные калеки, как Николай, стали сигналом сложить оружие и не ввязываться в эту безумную войну Кремля против Украины.

В середине августа впервые информация о том, что в Украине воюют российские военные, стала поступать со всех уголков РФ. Тогда же северный сосед начал получать свой первый груз-200. И получает его до сих пор. Вслед за гробами, тайными похоронами и визитами ФСБ к семьям погибших, среди российских военных поползла тихая паника. Сегодня российские военнослужащие костьми ложатся, чтобы не ехать погибать в чужую для них украинскую землю. Военные РФ берут больничные, отпуска по семейным обстоятельствам, многие согласны даже на увольнение. В ноябре в Ростовской области 250 солдат срочной службы отказались отправляться в оккупированные районы Востока Украины.

– Мальчонка из рязанской десантной дивизии призван весной. Отправили их, они в Гуково на полигоне в Ростовской области. И вот он матери присылает смс: «полковник Мединский нас собрал и сказал, подписывайте контракт – мы вас отправим в Луганск. Не подпишите, я сам за вас подпишу», – рассказывает глава Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова.

Этим российским срочникам повезло – Союз солдатских матерей России направил жалобу в Министерство обороны РФ, и военных оставили в покое. Но спасти их от бесславной смерти сегодня умоляют не только солдаты срочной службы.

– Ко мне пришли контрактники и говорят: Людмила Васильевна, мы подписывали контракт на верность, присягу родину защищать, России интересы, но так как на Украине у нас интересов нет, мы не хотим туда ехать и не хотим быть в чем-то неизвестном, – рассказывает председатель Комитета солдатских матерей и военнослужащих «Матери Прикумья» Людмила Богатенкова. – Мне пришлось обратиться в прокуратуру южного федерального округа, и по моим данным, и как позвонили мне ребята, приказ был отменен, ребята никуда не поехали.

Людмила Богатенкова занимается расследованием гибели российских солдат на Донбассе. За ее деятельность правозащитницу не раз преследовали и даже заключали в СИЗО, предъявляя нелепые обвинения. Кремль всячески третирует всех, кто помогает военным, не желающим ехать в Украину убивать и быть убитым. Последних с каждым днем становится все больше.

В воинской части города Каменка под Санкт-Петербургом 300 контрактников отказались ехать воевать в Украину. Больше 200 военных отказались от командировки в Ростов в Мурманской области, то же самое в Омске. Таковы данные российской правозащитницы Елены Васильевой. Офицеры пишут Елене, что желающих отправиться в Украину едва набирается 100-150 человек вместо 3-4 тысяч по разнарядке. Тем, кто отказывается ехать, грозит увольнение. Но даже это многих не останавливает. Еще в середине августа 40 российских офицеров отказались от так называемых «учений в Ростове» и сразу же были уволены.

Об «учениях в Ростове» – так закодировано в РФ называют войну в Украине – в семьях российских военных говорят со страхом и шепотом. Былой патриотизм сегодня поиссяк. Кремль продолжает твердить – военных РФ в Украине нет. Тем временем, по всей России сегодня тысячи семей ищут своих родных и напрасно надеются на то, что те живы. Российская правозащитница Елена Васильева называет ужасающую цифру погибших с обеих сторон.

– Я встречалась с вашими волонтерами, они подтвердили цифру, которую я называла, – рассказывает Елена Васильева. – Я называла цифру около 4-х тысяч, они сказали более 4-х тысяч. Это российских офицеров и российских военнослужащих.

При этом погибших российских солдат, хорошо, если похоронят вообще. Последнее ноу-хау от России – передвижные крематории, таких, по словам очевидцев, на границе с Украиной стоит шесть штук. Сжигать трупы погибших российских солдат намного удобнее, чем доставлять груз-200, а к цинизму и безразличию к человеческому горю Кремлю не привыкать.

Тысячи российских оккупантов уже погибли в Украине. Груз-200 доставляют тайно и без почестей. Многих и вовсе просто сжигают в мобильных крематориях на границе. Их семьям продолжают врать о «смертельных учениях в Ростове». Но эксперты утверждают: Кремлю становится все сложнее скрывать правду о необъявленной войне против Украины. Вопрос в том, сколько еще пропавших без вести в якобы мирное время и сколько груза-200 понадобится, чтобы россияне потребовали прекращения этой войны?

Загружается…

Вверх Вверх