PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Кризис в Украине: три задачи вместо Майдана-3

Андрей Ермолаев определяет 3 задания вместо Майдана-3.

Андрей Ермолаев определяет 3 задания вместо Майдана-3.

Выборы 25 октября фиксируют новые взаимоотношения центральной власти и региональных элит. Директор Института стратегических исследований “Новая Украина”, политолог Андрей Ермолаев считает, что на фоне критического обнищания населения и конкуренции правящих элит за ограниченные ресурсы, мы можем потерять страну. После сепаратизма на Донбассе Ермолаев вводит новую формулировку, которая при негативном стечении обстоятельств может сработать в иных регионах, – сепаратизм экономический.

Далее текст от первого лица.

Читайте: Андрей Ермолаев: Расцвет и закат пост-советской корпоратократии

Фейковая демократия

Демократия в Украине сведена к процедурам. Можно прекрасно оборудовать избирательные участки, посадить лучших из лучших членов избирательных комиссий, у кандидатов будут просто изумительные билл-борды и программы. Подсчет голосов – на самом высоком уровне. Но при всем этом реальный механизм воли людей, участвующих в голосовании, окажется ложным. Процедуры сведены, по сути, к имитации. У нас демократия фейковая.

Во-первых, из года в год политики идут с предложениями, которые никакого отношения не имеют к реальности. За большинством партий вообще ничего нет, кроме состава лиц, уставных документов и менеджерской работы офиса. Как правило, в период выборов. Партии не функционируют как партии.

Процедурами мы прикрываем реальную стабильность и устойчивость правящего класса. Если исключить, например, естественное обновление какого-то процента состава, а также исключить случайность, легко заметить, что на уровнях района, области, центральной власти воспроизводится господство, по сути, одних и тех же политэкономических групп. Иногда они представлены буквально в лице лидеров или их менеджерами. То есть, в Украине создана стабильная классовая структура правления.

Этот класс научился мимикрировать и использовать демократию как фейковую процедуру, легитимизующую их пребывание у власти. Это однажды нужно понять и признать. Наверное, это жутко неприятно осознавать, учитывая, чем в Украине сопровождается политика: телевизионными шоу и, казалось бы, конкуренцией.

Киев – показательный пример. Есть несколько политических сил. Некоторые – совсем новые. Но мы видим либо те же лица, либо их помощников или связанные фигуры. Они воспроизводят стабильную, устойчивую, реальную экономическую власть в городе. Это группы, которые контролируют коммунальное хозяйство, строительство, сервис. И как бы не менялись правила игры, они используют политические оболочки, которые представляются избирателям, только для того, чтобы обеспечить очередной приход к реальной власти.

То же самое происходит и на региональном уровне. Когда мы сталкиваемся с фактом проблемности выборов в Харькове, Львове, Одессе, надо искать не политическое, а политэкономическое объяснение.

Главная проблема и противоречие выборов – скрытый, пока еще пригашенный реальный социально-классовый конфликт между теми, кто использует демократию как процедуру и огромной массой избирателей.

Правящий класс вынужден говорить языком избирателя. А избиратель хочет социальной справедливости, стабильности, хорошей работы, все, что мы называем «социальным государством». На этих выборах многие столкнулись с тем, что играть в выборы, финансировать и участвовать в них могут только представители правящей элиты. Более того – правила выборов были так построены, что любая альтернативная или т.н. не системная сила практически не имела возможности играть на общенациональном уровне.

Мы видим реальную линию конфликта между правящей элитой в Киеве и региональными элитами, которые очень рассчитывали на новые свободы после выборов. Коалицианты с помощью процедур стремятся распространить свое политическое господство буквально.

Все, что происходило 25 октября – это выборы с отложенным политическим результатом. Избиратели сейчас с удивлением узнают, что не все кандидаты, которые заняли первые места в округах, станут депутатами. Окажется, что победителей можно оспаривать и менять через суд, проводить фейковые вторые туры.

2015 многими воспринимался годом радикальных перемен. Майданная повестка, ожидания изменений в отношениях центра и регионов, ожидания прихода т.н. новых, более честных, открытых политиков на местах.  И попытка завершить заявленные революционные перемены банальной перестановкой фигур, мимикрией за счет трех избирательных кампаний, может окончательно подорвать стабильность государственности.

Читайте: Украина ошиблась, поставив ультиматум “ДНР” и “ЛНР”

Социальная сепаратизация

Подводя итоги выборов, за деревьями нужно видеть лес. Можно сколько угодно обсуждать фамилии кандидатов, победивших и не победивших. Но есть политэкономическая и политическая стороны вопроса. Политэкономическая связана с попыткой реставрации корпоратократоческого режима (чиновничья плутократия+олигархия). Политическая – с попыткой центральных, правящих элит расставить своих региональных партнеров и доверенных лиц на местах.

Слабые звенья связаны с теми регионами, где самый низкий уровень поддержки власти центра. Конечно же, это все восточные и южные области. Я думаю, что социальные проблемы в этом же ключе будет нарастать на в Центральной Украине, Волыни и Закарпатье.

В этих регионах есть своя сложившаяся специфика отношения к политическому центру, там сильны местные элиты, которые теперь могут манипулировать интересами. Также нужно учитывать высокую степень готовность людей к протесту.

Ведь на Донбассе все начиналось как люмпен-пролетарская революция, которую подхватили политические менеджеры, связанные с Россией. И использовали для подталкивания региона к конфликту. Но повторюсь: его причины – социальные. И появление «ДНР» и «ЛНР» нужно исторически правильно понимать.

Самопровозглашены народные республики. Можно сколько угодно доказывать, что это все выдумано где-то в кабинете за рубежом, анализировать состав тех, кто возглавил их. Но на Донбассе не могло быть Монако или соединенных штатов, как за океаном.

Наряду с гибридной войной, внешним управлением этим конфликтом, мы имеем почву консервативного по характеру, левацкого политического процесса на Донбассе. Он близок очень многим жителям Донбасса. Люмпенизированным, пролетаризированным, переживавшим в последние годы падение уровня жизни и высочайший уровень эксплуатации.

Политики после Майдана так и не поняли, какие задачи должны решаться новым социально-экономическим курсом. Реставрация старой политики ведет к новым конфликтам. Поэтому Донбасс стал лишь первой ласточкой второго этапа революционного процесса в Украине – от национально-демократической повестки к сугубо социальной (низы против верхов).

Если сейчас в результате манипуляций с выборами обострятся социальные проблемы зимой на юге, западной Украине, мы будем иметь новые конфликты и новый феномен – социальный сепаратизм. Когда желая успокоить людей местные элиты начнут заигрывать с их интересами. Например, начнут противоставлять себя центру, когда налоговые средства и прочее будут искусственно оставляться в регионе. Так будет реализовываться политика социально-экономической сепаратизации.

Это суть нового конфликта, в который мы входим.

 

Цементирование власти

Резкое обнищание и неадекватная внутренняя политика по преодолению депрессии привела к тому, что уровень эксплуатации и падения доходов приняли катастрофический характер. Проблема переживания зимы (тарифы, цены) резко изменили социальную карту общества.

Если еще 2-3 года назад в режиме выживания находилась группа самых обездоленных (пенсионеры, неработающие социальные иждивенцы), то сейчас в эту категорию попала большая часть людей наемного труда и часть т.н. предпринимательского класса – мелкого и среднего бизнеса с высоким уровнем эксплуатации.

Они тоже на грани физического выживания, связанного с «налогом кризиса» – падением доходов, резком увеличении налогового бремени (тарифы – это тоже «налог», на жизнь).

Эти группы воспринимают политику центра не как реформаторскую, а как репрессивную. В этих условиях «цементировать» власть центра можно не результатами выборов, а только путем диктатуры.

Альтернатива диктатуре – либо резкое перераспределение власти не только политической, но и экономической в пользу парламентаризма и местного самоуправления (глубокая конституционная реформа), либо путь неуправляемого социального конфликта. Тут я ставлю троеточие…

 

Как реинтегрировать Донбасс

Важнейшая проблема, которую нельзя откладывать, – Донбасс. Все можно решить по украинскому законодательству. Но по какому? Нам нужно достичь компромисса по содержанию.

Говоря об украинском законодательстве мы имеем введу решения, которые были приняты этим парламентом? Тогда нужно принять как факт – там может быть огромное количество правильных «букв», но они не работают, они не стали договорной позицией в конфликте с Москвой и сепаратистами.

Я вовсе не призываю уступать. Но позиция должна быть договорной, а не ультимативной. Хроническая потеря времени и доказательства своей правоты привели к тому, что мы усиливаем сепаратистскую сторону.

Жизнь-то продолжается. На Донбасс возвращаются переселенцы, реанимируется производство. У фейковых правительств «ДНР» и «ЛНР» все больше хозяйственных функций. Еще 2-3 месяца возни, и в «ДНР» и «ЛНР» может появиться новый эшелон менеджеров, которые займутся городами.

Этот процесс будет необратим – Киев вообще потеряет ключи к людям, тамошнему бизнесу, элите. А рассчитывать на то, что вдруг мы привезем списки «правильных» партий, и их там изберут, – смешно. Так не будет. Люди будут избирать тех, кого знают.

За время конфликта хоть одна украинская политическая партия смогла там сформировать актив? Хотя бы неформальный? Велась ли работа по горизонтали? Думаю, ответ очевиден.

Если бы мы пришли к компромиссу летом, то осенью можно было говорить с людьми, которые были бы более толерантны к Киеву. Сейчас мы проигрываем зиму. Людей будут спасать те, кто представлен в руководстве «ДНР» и «ЛНР».

Есть Стокгольмский синдром, который известный в истории, но есть и Украинский Стокгольмский синдром – полтора года войны и одно лишь выживание. И люди будут жить с теми, кто хоть как-то им помогает.

 

3 задачи вместо Майдана-3

Для того, чтобы стабилизировать страну и восстановить равновесие, у нас немного времени. Критичны конец 2015 и начало 2016. Потом будет новая ситуация, мы будем говорить о чем-то другом.

Нужно учитывать социально-психологический момент – к весне наступит пост стрессовая ситуация.

В состоянии стресса человек многому не придает значения.  Главное: «лишь бы не было войны», «лишь бы пережить», «лишь бы остановить».

Эти «лишь бы» закончатся к весне. Для большинства людей наступит момент, когда они начнут переоценивать произошедшее. Я опасаюсь, что пост стрессовая ситуация может создать новые риски. Власть должна успеть предпринять действия, которые формируют новый образ будущего, новую надежду.

Задача №1: достичь компромисса по Донбассу и проведения выборов не позднее марта, чтобы иметь возможность работать с перезагруженной местной властью.

Поэтому путь к Донбассу должен быть про-активным.

Нам нужен новый легитимный состав местной власти. Опыт других конфликтов свидетельствует – невозможно достичь некой идеальной ситуации. И провокации еще будут, и диверсии. Но если выжидать – время будет утеряно безвозвратно. Выборы нужно обеспечить до весны. Два условия – де-интернационализация конфликта (все неграждане Украины с двух сторон должны покинуть Украину), и трехстороннее патрулирование линии соприкосновения и государственной границы (ВС Украины+уполномоченные подразделения от сепаратистов в статусе милиции+ОБСЕ). Тяжелое вооружение – на выделенных площадках под контролем и охраной ОБСЕ.

Второй важнейший, на мой взгляд, шаг к общенациональному компромиссу – провести сборы/съезд/форум представителей местного самоуправления. Это базовый уровень, на котором формируются запросы, связанные с тем, как обустроить страну, какое должно быть взаимоотношение регионов.

Принятие конституционного меморандума – как обустроить страну, как жить дальше. И это позволит за короткое время разработать новую редакцию конституции, которую можно выносить на референдум. Как переговорная позиция – превращение т.н. “ДНР” и “ЛНР” в автономные области (регионы), и не более. Но это уже тема другого разговора.

Одновременно – начало полноценной работы Агентства по возрождению Донбасса, использование в качестве стартового фонда – средств, поступающих сейчас от налогоплательщиков Донбасса. Это миллиарды гривен! Жители Донбасса должны услышать, что их заработанные деньги, поступающие как налоги в Госбюджет, идут сейчас на восстановление их региона. Чтобы держать ситуацию под контролем, можно в качестве главных подрядчиков испоользовать крупные национальные компании – Укрзализныцю, Укравтодор и т.д. А они будут обеспечивать регион новымии рабочими местами, задействовать в субподряде местные ресурсы. Нужен и парламентский комитет для координации работы, и переговорная группа от Верховного Совета для постоянных коммуникаций с представителями Донбасса на всех уровнях. Проще говоря, нужны про-активные действия, а не телевизионные от Кабмина.

Это лишь контур тех шагов, которые могли бы стать обновленным «планом мира».

Следующий шаг – нужны перевыборы парламента, в которых принимают  участие все избиратели Донбасса.

Нынешний состав парламента неадекватен тому, что происходит в стране. Я не даю оценки ни одной политической партии – говорю в целом.

Назначить выборы к лету, максимум – начало осени. Этого времени достаточно, чтобы люди разобрались в происходящем. И мы получим более сбалансированный и политически, и кадрово состав парламента. Возможно, с представленностью Донбасса.

Трети шаг – нужна новая редакция Конституции, в котором можно отобразить и специфику территориальную (институт автономии в унитарном государстве), парламентская модель и сильное самоуправление, и заложить реформы правоохранительной сферы, прокуратуры, судебное самоуправление. По сути, ре-конституирование страны.

Если мы проходим эти шаги, то уже к осени будет перезагруженная, с более высоким уровнем доверия центральная власть; форсированная реализация конституционной реформы может стать символом национальной консолидации, если вынести одобрения Конституции на референдум.

На этом основании, не откладывая, можно провести перезагрузку местного самоуправления уже в 2017 году. С новыми полномочиями и, что принципиально важно, с департизацией местного самоуправления.

Мы получаем переходной период, который позволит несколько утихомирить страсти в самой стране, обеспечить новый конституционный формат для самоуправления, политической системы.

Не нужно бояться периодических перезагрузок. Потому что при нижайшем доверии к власти, отдельным ее институтам и личностям, рассчитывать, что все это просуществует 3-4 года – большая иллюзия. Более того – опасная иллюзия.

В этой стране есть опыт как сбрасывали иллюзионистов. В 2004, 2013-2014 годах. Но допускать вторую волну революции критически опасно для страны. Мы можем просто потерять страну.

Читайте: Андрей Ермолаев: Расцвет и закат пост-советской корпоратократии

Общался Ростислав Буняк.

Загружается…
Загружается…
Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх