Автор:Олексій Арестович

ЧТО ДЕЛАТЬ ДАЛЬШЕ?..

Самый популярный вопрос к “Стратегии теплого океана”- “А что дальше?”. А дальше, друзья, радикальные реформы. …

Вопрос: что реформировать?..Ответ: то, что завело нас в нынешний тупик.Как выйти из тупика?..Выход обычно там же, где и вход.В нынешнее состояние нас всех завела только одна вещь:- злоупотребление государственной властью.Значит, реформы, которые последуют после победы, должны исключить возможность злоупотребления государственной властью.В психологии есть закон: “Нет такой психологической проблемы, в основе которой не лежал бы неправильный ответ на вопрос – “Что такое – Я?”Так вот, и в государстве нет такой проблемы, в основе которой не лежал бы неправильный ответ на вопрос: “Что такое государство?”..Очевидно, что злоупотребление государственной властью стало возможным потому, что мы, как общество, неправильно отвечаем на этот вопрос.Повторю: мы неправильно определяем роль государства в нашем обществе. Значит, речь не может идти ни о чем другом, кроме как о радикальном пересмотре этой роли.Основным содержанием экономической жизни страны, в настоящий момент, является борьба за основные фонды (продолжающаяся уже более двадцати лет).Соответственно, в ситуации, когда различные группировки борются друг с другом за овладение этими фондами, побеждает та из них, которая сильнее.В нашем обществе наиболее сильной группой является группа, которая может использовать в качестве инструмента влияния механизмы государственной власти.Это означает одну простую вещь: никакой политики у нас еще и в помине не было. Все, что у нас принято называть “политикой”, есть ни что иное, как попытка разных групп получить эксклюзивные возможности в нелегкой борьбе за личное обогащение – путем занятия своими людьми ключевых государственных должностей. Государство используется, как дубина.Так вот нам всем срочно нужно завести у нас политику.А что такое “политика”?.. Политика начинается там, где ставится вопрос об “общем благе”.Общее благо – вот о чем должна идти речь. Вот это и есть наш единственный, универсальный критерий.Наиболее желанным вариантом для очень большого количества соотечественников сейчас является победа про-европейской партии, вступление в ЕС и последующие реформы в русле общеевропейской политики.И всем этот сценарий хорош, кроме одной вещи – а как же те наши соотечественники, которые с этим не согласны?..Наступим им на горло сапогом победителя?.. Используем государство в целях подавления несогласной части нации?..Чем же мы в таком случае, будем отличаться от нынешней группировки, удерживающей власть?..Проблема в том, что мы болезненно неправильно понимаем демократию.Демократия понимается нами, как победа большинства над меньшинством.Не говоря уже даже о том, что это сама по себе достаточно аморальная постановка вопроса, даже чисто технически – примат решения большинства над решением меньшинства открывает широкие возможности для различных злоупотреблений, которыми так серьезна больна та самая Европа, Запад, куда мы отчаянно рвемся. А именно: подавление меньшинства большинством, по законам диалектики, приводит к обратному эффекту: обществом начинают управлять организованные меньшинства, навязывающие свою волю большинству.”Демократическое общество” похоже на большой, розовый торт, внутри которого спрятана стальная пирамида, о которую мы все обламываем зубы.Мы имеем очень много разговоров о гуманности и правах человека, а обществом в целом и любым его слоем на деле управляют жесткие, закрытые структуры полу-мафиозного типа. И это явление наблюдается повсеместно: от науки и искусства до бизнеса, “политики” и экономики. Попробуйте просто так, ” с улицы”, защитить кандидатскую, взять долю рынка, пройти в парламент, получить пост главврача, режиссера, стать деканом. Или ты играешь по правилам и принадлежишь к одной из группировок или тебя переедут и не заметят.На Западе к этой пляске добавлено еще одно серьезное па, которое служит едва ли не главным аргументом наших противников евроинтеграции: по старой, социал-демократической традиции, сочетание концепции “прав человека” и демократии, как примата большинства, приводит к тому, что меньшинства оказываются в привилегированном положении и начинают третировать большинство за свою невключенность в него. Я говорю сейчас о о культе однополой любви, проблемах с мигрантами, стремительном старении населения, размытом рынке труда и прочих прелестях компенсации меньшинствам любого рода их “подавленности большинством”.Мы все питаем чуточку инфантильную надежду на то, что вступление в ЕС, само сделает за нас ту общественную работу, которую должны сделать мы. Не сделает. В лучшем случае – создаст благоприятные условия.Но полноте, братья и сестры. Раз уж мы возвращаемся в Европу, давайте говорить в ней в полный голос, в том числе, указывая ей на ее проблемы и недостатки. Или мы – неравноправные соседи в общеевропейском доме?.. По-моему, мы второй раз за десять лет в периоды тяжелейших политических и культурных кризисов, проявляем такой комплекс национальных качеств, которому может позавидовать любая европейская нация.Так вот. Копировать европейский опыт мы можем весьма ограниченно. Опыт просто так не переносится с почвы на почву, не морковка.Кроме того, – что считать “европейским опытом”?..Концепция либеральной демократии в нынешнем ее виде, сложилась после кризиса конца 60-хх – семидесятых годов и эта модель терпит именно сейчас весьма неоднозначные трудности.То, что я сейчас предложу, кто-то назовет утопией, слишком нереальными идеями. Но это и есть тот самый европейский опыт, сформулированный отцами демократии – античными философами и государственными деятелями.Кроме того: а зачем нам повторение пройденного Западом тридцать лет назад?.. Реализм, читай, состояние общества, когда единой мерой общего понимания являются “бабки”, и привел нас сюда, туда, откуда мы пока не можем найти выход.Кроме того, новые средства коммуникации, открывают принципиально новые возможности к организации управления.Итак, после длинного вступления, сами новые идеи.1. Государство – не инструмент. Государство – универсальный посредник между различными общественными группировками, находящимися в диалектической борьбе друг с другом, а также – между группировками и “молчаливым большинством”, т.е. основной массой населения, которые живут своей обычной человеческой жизнью и не хотят принимать участия в в политэкономических дрязгах.2. Критерий такого посредничества – “общее благо”. Общее благо это не “львовские задавили донецких” и не активисты забили под лавку “Беркут”. Общее благо – это то, что считают благом и донецкие, и львовские, и “Беркут” в обнимку с активистами. Это благо для всей страны и всего населения.Вы спросите – что это?..Это очень широкий вопрос, на который всякий раз необходимо искать конкретный ответ.Теперь о механизмах такого поиска.Нам необходимо заменить представительскую демократию – истинной демократией. Разница заключается в том, что во втором случае, решение принимается только тогда, когда оно удовлетворяет всех участников без исключения, пусть и не в равной степени, но так, что “за” голосуют все.Как этого добиться?..Необходимо исключить ситуацию, когда люди голосуют за телекартинки и портреты в газетах. В таком случае – вся сила на стороне крупных финансово-промышленных группировок, успевших отжать ключевые фонды в виде печатных СМИ и телеканалов, и опять – повторение пройденного, только вместо Януковича, будет Левочкин.Истинная демократия – это непосредственное делегирование с правом отзыва делегата общиной, которая посчитала, что он не справился.Подъезд выбирает своего представителя. Все подъезды – представителя дома, при общем одобрении всех жильцов. Представители домов – делегата микрорайона. Делегаты микрорайонов – представителя района. И так далее – до Национального собрания.Агитация за самого себя или за свою партию должна быть прямо запрещена.Человек может стать представителем общины только в русле украинской традиции – трижды ему должны протянуть булаву, дважды он должен отказаться, а потом – пусть люди еще и вымажут ему голову навозом – чтобы помнил.На самом деле, речь идет о конфликте демократической и авторитарной модели управления.Демократическая модель хороша в режиме повседневного управления текущими процессами. Но когда речь заходит о критических режимах, никто не хочет демократии в автобусе, который несется в пропасть с отказавшими тормозами.Но ведь государство постоянно работает в критическом режиме. Потому, что оно имеет дело с общим благом, а значит, с такими вопросами, как “общая безопасность”, и “посредничество” – которое в случае с борьбой групп между собой и за симпатии молчаливого большинства – само по себе – критический режим.Недаром, государство при встрече с другими государствами представляет обычно один человек – например, дипломат на переговорах, специально уполномоченный для этого фактически всем народом.Центральный вопрос: как совместить демократическую модель управления с авторитарной в одном обществе?..Ответ таков: давайте все и во всем будем истинными демократами, а в вопросах общего блага – примем авторитет посредника.Однако, для того, чтобы принять такой авторитет, необходимо, чтобы его создать.И здесь принципиальным является вопрос о кадрах.Моя позиция: государственные служащие при поступлении должны добровольно поражаться в гражданских правах, примерно так, как сейчас это происходит с военнослужащими. Например, они не могут быть членами политических партий. Пусть партии лоббируют политические программы, но исполнять решения, принятые по критерию общего блага, должен корпус госслужащих, неангажированных и защищенных от ангажемента соответствующим законом.Государственная служба должна быть Высоким Служением.Человек, вступающий на нее, должен в каком-то смысле принести свое личное благо в жертву общему благу. Преступления, совершенные против долга государственного служащего, должны считаться особо тяжкими, как проступок, совершенный против общего блага всего общества.Только таким образом, мы можем изменить кадровый поток на госслужбе, а кадры, как известно, решают все.Итак, вырисовывается модель:- общество, через систему прямого делегирования, составляет законодательные собрания различных уровней, которые, в рамках своих полномочий, устанавливают, что будет считаться “общим благом” в том или ином случае. В ведение законодательных собраний должны быть переданы местные бюджеты и, шире, – практически все полномочия, исключая те, что будут признаны всеми общегосударственными, например, коллективная оборона. Община/трудовой коллектив может отозвать своего делегата и правила этого отзыва не должны быть особенно сложными;- выполняет решения собраний небольшой по численности специальный корпус государственных служащих, имеющий общественный статус, близкий к нынешнему статусу судей и добровольно ограничивший себя ради служения общему благу;- судебная власть – находится в особом статуса, максимально исключающим возможность влияния на нее остальных ветвей власти.Таким образом, мы получаем:- принципиальное сокращение функций, возложенных на государство;- передачу большинства нынешних государственных полномочий местному самоуправлению, гражданской и частной инициативе;- радикальное сокращение госаппарата и издержек общества, связанных с его содержанием;- повышение иммунитета государства от возможностей злоупотребления ним;- повышение престижа госслужбы и авторитета государства, как посредника, единственной функцией которого, является забота об общем благе;- радикальное снижение видов и объема налогов, передача функций их сбора и распределения местным советам.Таким образом, основным содержанием “политики” становится не борьба за государственные должности ради возможности ими злоупотреблять, а борьба за лучшее понимание того, что есть “общее благо” – на данном конкретном уровне.Подобная радикальная реформа приведет к резкому снижению нагрузки на общество, связанное с неправильным распределением благ, принципиально снизит накал гражданского противостояния и резко повысит цену правильной коммуникации – а именно этого нам так не хватает – качественной коммуникации между различными общественными группами и силами!..Постоянное развитие технических средств коммуникации и текущая переломная политическая ситуация, дает этим планам реальную надежду на исполнение.Остается вопрос: как к этим реформам перейти?..Просто: Стратегия теплого океана предполагает, что граждане в ходе борьбы с Системой, сами организуются в низовые органы самоуправления. Таким образом, к моменту победы, фактические делегаты в законодательные собрания различных уровней, уже будут проверены делом и выделены обществом.Степень проявленной самоорганизации определит орган, который объявит о проведении общенациональных реформ. Допустим, это будет некоторый комитет национального спасения.Такой орган должен объявить Особый период, временно приостановить действие всех существующих законов, провозгласить главным критерием “общее благо”, созвать Национальные сборы по новому принципу и, в первую очередь, реформировать Конституцию – в соответствии с означенными приоритетами.Далее должны последовать люстрация всех государственных служащих по принципу беспартийности и добровольного поражения в правах и переформирование их в специальный корпус, означенный выше.На время Особого периода реформ, непосредственные и безотлагательные решения по государственному и местному управлению, должны приниматься советами всех уровней, а исполняться – группами уполномоченных активистов-волонтеров.Скажите – утопия?..А не это ли сейчас и происходит на Майдане?..


Вверх Вверх
Вверх