Посуда, которая знает историю

Если бы этот фарфор умел говорить, то рассказал бы сотни историй из королевских приемов и монарших свадеб, а звон хрустальных бокалов поведал бы тайны высоких закрытых встреч, переговоров или долгожданной помолвки.

Если бы этот фарфор умел говорить, то рассказал бы сотни историй из королевских приемов и монарших свадеб, а звон хрустальных бокалов поведал бы тайны высоких закрытых встреч, переговоров или долгожданной помолвки.

Однако статус элитной посуда Villeroy&Boch завоевывала веками упорного труда и неутомимым желанием быть лучшим. Истории бренда Villeroy&Boch более 260 лет, все начиналось с того, как 2 керамические мастерские Жана Боха и Франсуа Виллеруа объединились настоящим семейным бизнесом.

100 лет до исторического венчания керамических династий. В немецком городке Метлах на границе с Люксембургом и Францией 1742-го Франсуа Бох открывает гончарную мастерскую, сначала делает миски и горшки, но с бурным развитием культуры продукт становится более элегантным. Неподалеку Метлаха живет еще один известный гончар Франсуа Виллеруа, конкуренция подтолкнула встречу 2-х гуру, и их объединение стало очевидным. 1836-го Бох и Виллеруа основали новую компанию. Первый совместный шедевр – метлахская плитка. ЕЕ дизайн Ойгену фон Боху навеяла римская мозаика, плитка до сих пор лежит в Кельнском соборе, опере Франкфурта, Большом театре и даже на Титанике. Эти фрагменты поднятые со дна океана. Истоптать ее невозможно, она была дорогой, зато вечной.

«Это специальная технология – узор выкладывается железными перегородками и туда засыпается на всю высоту порошок разного цвета. Вот это метлахская плитка ручной работы, для спецзаказов. Мы и сегодня используем эту дорогую технологию», – рассказывает директор музея Эстер Шнайдер.

Талантами, креативностью, полетом мысли были щедро наделены оба семейства, портрет Ойгена Боха работы Ван Гога висит в парижской галерее Дорсе, а художница Анна Бох дружила с Клодом Моне. Чувство красоты, ощущение тенденций и владения последними технологиями подарили бренду элегантность, гармонию и безупречные формы, и касается это всех дивизионов компании или же посуды, или плитки.

С Villeroy&Boch едят короли, президенты, Папы. Вот серия сервизов для монарших столов. Международный фарфоровый гигант узнаваем, престижный и качественный. И рядом с сервизом «Старый Люксембург», который продают уже 240 лет, знаменитая чашка New Wave, их одинаково хочется взять в руки. Но пронести успех через века удается не всем.

«Прежде всего успех компании в креативе, наш род был неординарным и талантливым, второе – это технологии керамики, которыми владели наши предки, третье – это социальная активность и направленность. Особенно важно осознавать интернациональность бренда, Бохи и Виллеруа – люди мира, моя жена англичанка, бабушка была испанкой… И наконец – всегда главные мужи компании были сильными и крепкими хозяйственниками, успех – это букет нескольких факторов, и только так рождается настоящий бренд», – рассказал почетный председатель совета директоров Villeroy&Boch Лютвин фон Бох.

Сегодня Villeroy&Boch – это особая философия и стиль жизни комфортного и качественного. Бренду повезло с родителями и материалом, ведь керамику творят все стихии – земля, воздух, огонь и вода, и когда рождается форма, всегда присутствует интрига, и главная интрига Villeroy&Boch очень проста.

«Создание бренда – это работа не одного дня и одной ночи, вы должны много работать, я всегда говорю своим сотрудникам: будьте лучшими, потому что за вас это сделают конкуренты», – говорит Лютвин фон Бох. // ICTV

Загружается…
Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх