PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Коболев: Нам оппонируют люди с идеологией Мартыненко-Григоришина

Глава НАК Нафтогаз Украины Андрей Коболев о влиянии политики, отношениях с представителями коалиции и необходимости развода с Игорем Коломойским.

ОБ ОППОНЕНТАХ И КОАЛИЦИИ

– Наверное, самое главное, что мы сделали, – это подтвердили гипотезу, что законы экономики, физики и рынка работают и в Украине. Нафтогаз доказал, что наша страна не какая-то уникальная зона со своими правилами и законами, по которым протекают процессы. Когда пользуешься доказавшими свою эффективность в развитых странах подходами к тарифообразованию, зарплатам, диверсификации поставок, – это будет работать и будет давать результаты.

Наши основные оппоненты – группа людей, которых образно можно охарактеризовать, как сплав Мартыненко и Григоришина.

И именно в этом вопросе у нас происходит самый главный конфликт с так называемыми политиками, хотя, скорее, это люди, которые путают политику и коррупцию. Если большинство наших политиков-бизнесменов окунуть в цивилизованные конкурентные условия с внешней средой, они просто не выживут, не сумеют. Они привыкли покупать карандаш за гривню, продавать его госкомпании за две и на эту разницу жить. А если им сказать: сделай карандаш, они ответят, что перепродают карандаши, а не делают их.

Вот с такими людьми у нас действительно есть конфликт. То есть государство и власть должны определиться с местом цивилизованного украинского бизнеса и для чего нашей стране нужен нецивилизованный бизнес.

В данный момент времени наши основные оппоненты – это группа людей, которых образно можно охарактеризовать, как сплав Мартыненко и Григоришина. Собирательный такой образ. Они декларируют принадлежность к разным политическим лагерям, но по своей ценностной базе они почти идентичны.

Они по-другому воспринимают мир, у них свои, очень прагматичные интересы. Это сильные игроки и очень неглупые люди, они не зря оказались там, где оказались. Но у них свой взгляд на мир, и он очень сильно отличается от того взгляда, который есть у нашей команды.

ПРОБЛЕМА УКРГАЗДОБЫЧИ

– Давайте посмотрим на Укргаздобычу. Почему у нее сравнительно мало крупных украинских поставщиков чего-либо, почему украинские подрядчики не предоставляют услуги гидроразрыва, например?

На самом деле этот вопрос вполне уместен. Давайте представим, как на это смотрит условный Мартыненко-Григоришин: он хочет стать посредником – покупать услуги гидроразрыва за рубежом, продавать их Укргаздобыче с наценкой и оставлять себе дельту. Такое в этой среде понимание бизнеса.

В моем восприятии посредники могут существовать, но они должны создавать добавочную стоимость. А если компания находится в цепочке и не приносит добавочной стоимости – это либо неэффективность, либо коррупция. Зачем нам такой посредник?

Мы надеемся, что благодаря заказам Нафтогаза локальный контент сможет вырасти. Но реальный локальный контент не может вырасти, когда ему приходится конкурировать с таким политическим бизнесом. Так же, как не могут на одном и том же рынке сосуществовать белый импортер и черный импортер. В итоге останется только черный импортер, потому что компания, работающая честно, не сможет конкурировать.

Вот в этом вопросе у нас большое идеологическое расхождение с нашими оппонентами. Они не думают, что будет через три года или через пять лет. Наша идеология другая, мы строим стратегию на будущее и просчитываем, что будет через пять-десять лет.

Проявлением этой идеологии является вопрос, что делать с Укртрансгазом. Вопрос же не в Прокопиве и не в Коболеве. Никакого конфликта Коболев-Прокопив не существует. Есть конфликт между нашей командой и этими людьми по одному простому вопросу: нужен ли Укртрансгазу профессиональный и понятный европейский партнер.

– Вы говорите об “этих людях”, но они ведь напрямую влияют на первых лиц страны.

– Я не знаю. Но я вижу, что вокруг нас очень многие процессы и атаки спонсируются и инициируются именно этими людьми. Как они это делают, на кого они влияют – это вопрос не к нам.

ОБ УКРНАФТЕ И ИГОРЕ КОЛОМОЙСКОМ

– Относительно Укрнафты, компания до сих пор под влиянием миноритариев из группы Приват, последнее заседание набсовета вовсе не состоялось.

– Набсовет начался, его приостановили. У нас с миноритарными акционерами есть разногласия, и мы ищем решение.

В части влияния миноритарных акционеров скажу следующее: если мы понимаем, что единственное место, где Укрнафта может перерабатывать свою нефть, – это Укртатнафта, которая полностью контролируется Игорем Коломойским, то полное устранение влияния там произойти не может.

– Укрнафта уже публично заявляет о желании экспортировать свою нефть.

– Экспорт нефти повлечет за собой весьма простые и банальные последствия, которые мне очевидны. Как только Укрнафта начнет экспорт нефти, мы вернемся к той формуле ценообразования на нефть, которая действовала до 2014 года (Укрнафта продавала нефть по заниженной цене. – Ред.).

Тогда цена нефти считалась, как цена Urals минус транспорт. Чтобы нефть экспортировать, нужно понести затраты на ее вывоз из страны. Как только первая тонна уйдет на экспорт, я вам гарантию даю, что тут же появится Игорь Валерьевич Коломойский, который скажет: “Подождите, по такой цене я готов купить, зачем вы лишаете украинский завод переработки?” Поэтому Коломойский началу экспорта нефти будет аплодировать.

Сейчас Укртатнафта вовсе отказывается покупать нефть Укрнафты, завод начал импорт сырья из Азербайджана. В итоге Укрнафта накапливает нефть в хранилищах – и это проблема, поскольку мощности хранения очень ограничены.

Как только первая тонна нефти уйдет на экспорт, тут же появится Коломойский, который скажет: “Подождите, по такой цене я готов купить”.

– За три года выход так и не был найден.

– В случае с господином Коломойским единственным вариантом выхода из ситуации является развод.

Мое предложение – и я его неоднократно озвучивал публично и непублично – с господином Коломойским нужен развод и в части Укрнафты, и в части Укртатнафты. Коломойский – сложный партнер, он очень умный человек, который крайне успешен в защите своих интересов в судах как в Украине, так и за ее пределами. Мой рецепт – расстаться.

– То есть нужно продавать долю государства?

– Есть несколько вариантов – от купли-продажи до раздела активов. У господина Коломойского есть огромная претензия к Нафтогазу на 11 млрд кубометров газа, которую мы пока успешно смогли не удовлетворить и не собираемся этого делать.

К господину Коломойскому есть претензии относительно действий предыдущего менеджмента, на который он имел влияние. И я сейчас готов к любой дискуссии относительно того, что происходило в Укрнафте в 2014-2015 годах.

– Вы сейчас об уголовном деле, которое против вас ведет ГПУ?

– Да, я к этой дискуссии готов, и нужно поставить в ней точку. Там есть очень конкретная история. Но с группой Коломойского нужно расставаться. Есть три основных варианта, когда делится общий дом: кто-то один покупает, другой продает, или наоборот; либо дом делится по частям.

Необходимо найти решение с учетом следующих проблем: требования Коломойского по газу и требования к Коломойскому по последствиям деятельности предыдущего менеджмента. На эти два вопроса пока ответ не найден.

– Вы расцениваете дело против вас, как элемент давления?

– За последнее время к нам пришло достаточно новых запросов и требований по раскрытию информации по разным вопросам деятельности Нафтогаза с попыткой обвинения в нарушениях законов.

Там есть очень странные для меня вещи. Я с уважением отношусь к органам правопорядка, но инициаторами этих процессов является как раз та прослойка людей, которые себя называют бизнесменами, а во всем мире их называют коррупционерами. Мое допущение, что это просто месть.

Мы открытая компания и готовы говорить на любые темы: закупки, продажи, корпоративные процессы. Количество этих запросов за последний месяц беспрецедентно высоко, это правда.

По материалам: ЛIГАБiзнесIнформ

Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх