PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Полковник Шидлюх: Защитить хотя бы один склад армия сможет разве что через 50 лет

Спустя неделю после событий в Калиновке взрывы на складах прекратились. Полковник ВСУ, заместитель руководителя сектора М в 2014-15 годах Виктор Шидлюх рассказал Фактам ICTV, почему невозможно быстро защитить склады от диверсий и что мешает это сделать.

Напомним, 26 сентября около 22.00 было сообщено о взрывах боеприпасов на военных складах Минобороны вблизи пгт Калиновка Винницкой области. Прокуратура расследует дело как диверсию.

ЧитайтеКурбан: Взрывы на складах Калиновки – 10-15% от того, что нас ждало

 

– Что делать после Калиновки?

– Нужно разобраться в причинах. Одна из них – нехватка ресурсов. Мы знаем, что государство пока не способно обеспечить в полном объеме потребности Вооруженных сил. Думаю, будут сделаны выводы и поступят дополнительные ресурсы.

По разбору причин. Надо дождаться окончания следствия.

– Почему армия – приоритет №1, но взрывы складов продолжаются?

– На нужды армии выделяется меньше, чем минимально необходимо.

Какие предоставляют ресурсы – такие мы обеспечиваем и возможности. Полностью гарантировать безопасность складов – это сверхзатратная вещь, которую пока что государство не способно обеспечить.

ЧитайтеКалиновку разминируют к декабрю – Гройсман

На каждом арсенале есть потребность в укупорке.

Это деревянные ящики, в которых хранятся снаряды много лет. За это время дерево портится и становится непригодным для использования.

Хотя бы для одного арсенала нужно 500 тысяч ящиков. Наши возможности составляют изготовления 10 тысяч ящиков в год. Посчитаем: соответственно, нужно 50 лет для того, чтобы обеспечить укупоркой, которая необходима для надлежащего хранения и транспортировки – россыпью это делать нельзя.

Построение защищенных железобетонных хранилищ – та же картина.

– 50 лет? Похоже на издевательство. Это единственный вариант?

– 50 лет – это еще при условии, что будет лес и финансирование работ. И это только на один арсенал. Все процессы, которые происходят с боеприпасами, – высокозатратные и требуют технологий.

Тратиться надо на все: разгрузка-загрузка, транспортировка, техническое обслуживание, а если боеприпасы необслуживаемые – на утилизацию, противовоздушную оборону, охрану и оборону складов, противопожарное оборудование. На все это нужны технологии и время. Вы же понимаете, что технологии – это уже не компетенция Вооруженных сил.

К взрывам в Калиновке было принято решение увеличить количество батальонов для охраны и обслуживания. Но опять-таки – Вооруженные Силы ограничены численностью.

Не забывайте еще, что одновременно Вооруженные силы выполняют основную задачу – отпор вооруженной аргесии, которое тоже требует значительных ресурсов.

– В нынешних условиях мы не можем ждать 50 лет…

– Альтернативы нет, кроме того, чтобы выделять много средств из бюджета. Все зависит именно от финансирования: если создать дополнительные предприятия, нанять людей, обучить их и обеспечить все это производственными мощностями. Тогда можно будет сэкономить время.

Также нужен материал. Или пластик, или дерево. Где набрать столько ресурсов? Здесь надо думать о приоритетах. Укупорка – это только одна составляющая из многих вещей для охраны складов. Это все средства, технологии и, главное – время.

Например, построение бетонных укреплений – это тоже время. А еще нужны разработка проектов, бюджетные процедуры – это не так много времени занимает, но все равно – это целый месяц.

У нас даже проблема по транспортировке. Когда у нас есть потребность транспортировать все за сутки  – железная дорога может обеспечить процедуру лишь за несколько суток.

Поверьте, Вооруженные Силы делают максимум в существующих условиях.

– Боеприпасы из Калиновки отправляли на передовую АТО?

– Конечно.

Ресурсы – это одна из целей нашего противника. Он ищет способы, чтобы уменьшить наши возможности.

Юрий Луценко заявил о Балаклеи: прокуратурой установлено, что причиной взрывов стала диверсия.

Есть большая вероятность, что в Калиновке также диверсия. Поскольку взрывы начались не с пожара, а именно с подрыва.

ЧитайтеКак после битвы. Тушение Калиновки с высоты птичьего полета

Сам боеприпас взрывается от детонационного импульса. То есть, его надо взорвать другим боеприпасами или взрывателем. Чтобы произошел взрыв боеприпаса от огня – нужна температура 1500 градусов.

В такой ситуации порох должен гореть настолько сильно, что это не могло быть не замеченным.

Все признаки указывают на диверсию. Каким образом она была сделана? Разберется следствие. Мы пока не знаем, что именно привело к взрывам.

– Кого надо наказать?

– Искать крайних или козла отпущения, не зная, что произошло – это возвращение к 1937 году, когда без суда и следствия назначали виновных, а затем их расстреливали.

Следствие должно дать четкий ответ. Тогда уже можно говорить о причинно-следственная связь. Сейчас говорить о квалификации преступления или вину тех или иных лиц – безграмотно и неконституционно.

Все эти вброс о якобы седьмого командира арсенала, лосей, которые как спокойно преодолевали его ограду, и беспорядок в армии, не более, чем фейк и манипуляции.

– Так нужно наказывать во время войны или нет? Вы говорите о диверсии. СБУ не нашла в нужное время диверсантов – на них вина?

– Диверсанты на то и диверсанты, что они не ждут пока их схватят. Обнаружить их очень сложно. Вооруженные силы – финальное звено, как вратарь, оказывается один на один с нападающим.

Да, диверсанты – это прерогатива СБУ. Но, в мире не существует средств, которые могут гарантированно защитить от диверсии. Это может быть занос какого-то взрывного устройства, выстрел или беспилотник. Есть еще много способов.

Читайте3 странные вещи, после которых начали взрываться склады боеприпасов в Калиновке

Все, начиная с границы, специальные службы, полиция и другие граждане Украины должны быть максимально внимательными ко всем событиям вокруг них. Воюет страна, а не армия. Армия – это лишь объект атаки другого государства.

– Из ваших слов получается, что от диверсии не застраховаться никак…

– А вы считаете себя защищенным от бандитского нападения или нападения больного человека? Пока не найдено гарантированных средств обеспечить безопасность любого человека.

Искать крайних – деструктивная позиция во время войны. Это самопоедание и плач у разбитого корыта.

Одна из ключевых инноваций, которую мы внедряем в армии, это усовершенствованная методика анализа проведенных действий. After action review на английском. Я один из ее лоббистов.

Так вот, одним из ее ключевых принципов является не поиск виновных, а поиск путей решения проблемы. Этого как раз не хватает в нашей стране.

Определенная часть которой заняла позицию критиков, а другая, более сознательная, просто стала на ее защиту. В тех условиях, которые есть. С теми ресурсами, которые есть.

Пассивной части пора осознать, что нужно становиться реальным участником обеспечения безопасности нашей страны, объединяться и искать выход из ситуации, которая произошла.

Богдан Аминов.

Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх