PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Медицинская реформа: какие цены получим в 2018-м и кто за все платит

Медицинской реформе пророчат большое будущее, – как минимум, ликвидацию”совковых” методов. Есть и критики, которые прогнозируют полный провал. И что из этого правда? Факты ICTV разобрались, кто за все будет платить.

Дискуссии вокруг медицинской реформы продолжаются даже после принятия закона. Одна из самых ярых критиков – Ольга Богомолец, известный врач и депутат.

Есть много беспокойств, которые объявляют эксперты. Хватит ли денег в украинском на медицину? Не получим ли мы новую проблему – отсутствие лекарств? Как работать больницы в регионах, которые окажутся под угрозой ликвидации? Но не заставит реформа заниматься украинский самолечением из-за нехватки средств?

Член общественного совета при Министерстве здравоохранения Евгений Гончар объяснил в интервью Фактам ICTV, что ждет украинский после изменений.

 

Новые цены для пациентов

Ольга Богомолец в Facebook опубликовала цены на некоторые медицинские услуги. По этим данным, сделать рентген будет стоить почти 400 грн. Но непонятно, сколько будет оплачивать из этого государство.

– Со следующего года медицинская реформа коснется только первичного звена – это семейные врачи, участковые терапевты и участковые педиатры.

Все остальное будет работать в обычном режиме. С одной стороны, это плохо. Но с другой – у нас появится время для постепенных преобразований.

Что касается первичного звена: все будет бесплатно – приемы и консультации семейного врача, терапевта и педиатра, а также базовый перечень анализов (6-7 позиций).

Насчет вторичного звена (стационары, хирургическая помощь, гастроэнтерологи, неврологи и т.д.), где предоставляется более специализированная и высокотехнологическая помощь. В этой сфере все реформироваться через год – в 2019-м.

Перед тем, как приступить к реформе во вторичной звене, Верховная Рада будет голосовать за годовой бюджет, в котором будет гарантирован пакет медицинских услуг. В этот пакет будут входить все, что будет покрываться государством на 100%. А что там будет – сейчас никто не сможет ответить.

Для того, чтобы найти ответ – мы будем создавать в 2018-м пилотные проекты.

Будут браться отдельные больницы и определенные территории, где будут пытаться ввести медицинскую реформу в таком виде, как она будет работать в 2019-2020 годах.

После этого будет рассчитана стоимость каждой услуги, рассмотрены, сколько денег у государства и по сравнению с тем, сколько таких услуг необходимо предоставлять ежегодно.

Например, нам надо обеспечить в год Х-количество апендектомий (вырезание аппендицита. – Ред). Далее высчитываем сколько это стоит. Смотрим на бюджет и определяем, можем это оплатить. Такой анализ будет осуществляться по всем услугам.

И в какой-то момент мы скажем, сколько на что нужны деньги. Если у государства будет 100 млрд грн – покроем такой-то процент услуг, если 150 – значит, больше.

Хватит ли на всех лекарств

– Критики говорят, что после медицинской реформы лечебные учреждения смогу отказываться от предоставления нерентабельных услуг…

– Впервые такое слышу. По первичному звену: семейные врачи не смогут отказаться от приема пациентов.

Если у семейного врача нет 2 тысяч пациентов и к нему приходит кто угодно – он не имеет права отказаться предоставлять услуги. Пусть это мать с младенцем или вызов на дом от 90-летней бабушки (семейный врач может иметь максимум 2 тыс. пациентов. – Ред.).

Семейный врач подписывает договор с Национальной службой здоровья, которая его к этому обязывает.

Лекарствами будет обеспечивать государство через Национальное закупочное агентство, которое потом будет их распределять по больницам.

– То есть, в случае нехватки лекарств, будет отвечать Национальное закупочное агентство?

– Я сейчас не могу точно сказать о механизмах, но, в определенной степени, да.

Со следующего года заработает национальный перечень лекарств (около 200-300 единиц), которым будет на 100% обеспечено население.

Да, в перечне не будет очень дорогих или неэффективных препаратов, но там будут базовые лекарства. Например, можно будет гарантированно получить какой-то антибиотик или средство для снижения давления, если вы будете находиться на стационаре.

Со временем этот перечень будет увеличиваться и корректироваться.

Если вам нужно лекарство, которое не входит в этот перечень, придется заплатить за него из собственного кармана или это покроет страховка (страховку можно приобрести, как и раньше или ее может оформить вам, например, работодатель. – Ред.).

Тоже самое касается медицинских услуг. Если она не входит в перечень гарантированных – придется за нее заплатить.

– А не будет так, что после реформы врачи начнут навязывать ненужные услуги, чтобы срубить побольше денег в карман?

– Первичное звено этого точно не будет делать – для них в этом нет смысла.

Врачи получат 370 грн или любую другую сумму за одного пациента, и все. Поэтому они максимально заинтересованы в том, чтобы пациент не болел.

Чем меньше будут болеть – тем меньше работы у семейных врачей. Замечу, что им предстоит обслуживать до 2 тысяч человек.

По вторичному и третичному звену. Да, в этой ситуации больница действительно заинтересована предоставить как можно больше медицинских услуг. Это необходимо контролировать.

Контроль будут осуществлять сами пациенты и Национальная служба здоровья через тот же IHealth и другие механизмы.

Кстати, такая проблема в украинских реалиях не уникальна. Она существует во всем мире.

– То есть,  заключения, которые будут предоставлять больницы, будут сохраняться и в электронном виде? Например, лекарства, которые мне выписывают от какой-то болезни?

– Это будет сделано только в определенной степени. Там не будет написано: вы посетили гастроэнтеролога, и он предоставил такую-то выписку.

Там будет информация о пациенте, его привязке к семейному врачу и получении определенных медицинских услуг.

И, например, если семейный врач всем назначает консультации к одному гастроэнтерологу или какой-то гастроэнтеролог выписывает всем одну и ту же манипуляцию, то этим надо заинтересоваться. Потому что могут быть и субъективные причине на это: например, это какое-то специализированное отделение или к этим врачам ходит определенная популяция больных.

Это все будет отрегулировано. Когда за это будут платить – тогда будут контролировать. Ведь сейчас у государства, к сожалению, нет опыта в этом.

 

Ликвидация больниц. Без пациентов не будет денег?

– Создатели реформы как мантру повторяют слова “формула – деньги ходят за пациентом”. А не будет так: где нет пациентов, там и не будет денег? Что тогда делать больницам в регионах?

– Здесь есть интересная манипуляция. Между врачом и пациентом является определенная асимметрия информации.

Например, если вы хотите автомобиль – можно самостоятельно разобраться в этом вопросе и понять, какой самый оптимальный вариант.

В медицине такого нет. Вы за неделю не получите столько знаний, сколько должен иметь врач. В этом и заключается асимметрия.

Многие пациенты считают, что лучше иметь врача-гастроэнтеролога, который всегда на месте, но принимает только 10-100 больных в год. Это неправильно.

Пациент не может оценить объективно работу врачей. Он руководствуется только состоянием своего здоровья – лучше ли ему стало после посещения врача или нет, но качество предоставления медицинских услуг оценить трудно.

Наиболее опасным является вовсе не то, что в больнице нет специалиста, например, хирурга. А то, что этот хирург не делает операций или гинеколог, который не принимает роды.

Когда вы попадаете к такому специалисту – он может сделать что-то неладное. И не потому, что он желает вам зла, а потому, что специалист элементарно не имеет практики.

Компетенция врача зависит от его опыта.

В случае, когда больницы не будут предоставлять исчерпывающий перечень услуг, чтобы получить финансирование, надо задавать вопросы их менеджменту. Надо что-то менять, перепрофилироваться, находить лучших специалистов.

Если какие-то больницы вообще не смогут работать по такому механизму – всегда есть возможность финансирования из местного бюджета, если люди все равно захотят оставить медицинское учреждение. То есть, местные за это голосуют и платят деньги.

– Плохие специалисты – это лишь одна из причин. А что делать с малонаселенными или депрессивными районами?

– Деньги ходят за всеми одинаково. Медицинские услуги будут стоить одинаково: что в деревне, что в Киеве, что в депрессивных районах.

Семейный врач будет получать 370 грн независимо от того, где он работает.

– В некоторых больницах может не набраться достаточное количество пациентов, чтобы их содержать.

– Насколько мне известно по плотности населения, такая проблема может быть на юге Черниговской и Киевской областей.

Там малонаселенные регионы. В целом, по Украине я бы не сказал, что есть регионы с так называемой пустотой. Везде в радиусе 30-70 км есть населенные пункты и больницы.

 

У людей нет денег. Будут лечиться дома?

– У нас огромное количество людей занимается самолечением. Причина – нехватка денег. С новой реформой проблема обострится еще больше?

– Самолечение обычно практикуется, когда пациент имеет болезнь, которая лечится на уровне семейного врача.

Если у людей онкология или другие серьезные заболевания – в основном обращаются к специалистам.

Если, например, есть сердечно-сосудистые заболевания, часто люди не понимают всю серьезность ситуации. Они и так сейчас занимаются самолечением.

Наличие семейного врача, с которым пациент подписывает декларацию, уже свидетельствует о том, что вас будут рады принять, ведь за это он получает деньги.

Кроме того, вы всегда можете сдать бесплатно базовые анализы и получить реимбурсацию (выплата компенсаций. – Ред.), которая покрывает стоимость лечения.

При таких обстоятельствах, думаю, наоборот, уровень самолечения снизится. Появятся уже некоторая определенность и заинтересованность, чтобы прийти к врачу.

Одна из главных причин самолечения – это недоверие к своим врачам. Сейчас пациенты приходят в поликлинику, и им там говорят “это ваш врач”. И все, выбора нет.

И когда врач не удовлетворяет пациента, то он думает, что лучше сидеть дома, чем ходить к такому специалисту.

Реформа же позволяет самостоятельно выбрать лучшего врача.

Кроме того, постепенно вводится электронная очередь. Тогда еще проще будет попасть к врачу. Записались на 15.15, например, пришли на это время и не стоите часами в очереди.

Замечу, что реформа даже не касается вопроса электронных очередей, ведь их может вводить каждая больница самостоятельно.

Еще одна проблема – это рецептурный отпуск.

Пациент может купить фактически почти любое лекарство без рецепта. Надо усиливать рецептурный отпуск, чтобы люди не могли что-либо покупать в аптеках.

Чаще всего, проблема касается антибиотиков. Почти всегда, когда пациент самостоятельно решает принимать антибиотики, он принимает неправильное решение.

Самая распространенная ситуация – ОРВИ, который не лечится антибиотиками. Но пациенты с насморком и температурой покупают себе антибиотики. Это надо регулировать.

 

Что будет с частными больницами

– Реформа не предусматривает регулирования цен частными клиниками, насколько я понимаю. Ценовую политику решать правительство. Это “убьет” частные больницы? Ведь цены везде будут одинаковыми.

– Надеюсь, что частные клиники будут получать финансирование, если они будут подписывать договор с Национальной службой здоровья.

Условно говоря, если они согласятся принимать роды за 15 тысяч грн (о сумме мы сейчас не говорим, это выдуманная цифра), то почему бы нет?

Я не вижу в этом проблемы. Наоборот, будет больше конкуренции. Рынок медицинских услуг увеличится и выйдет из тени – государство начнет платить деньги.

Возможно, это заставит еще больше повысить эффективность работы частных клиник.

 

Парамедики на скорой. Что изменится?

– Критики говорят, что парамедики на скорой, как предлагается, это провал. Например, в Польше парамедиков готовили несколько лет до того, как провести реформу. А к нам будут приезжать на скорой необученные специалисты?

– Реформа не касается парамедиков. В этих законах даже нет такого слова “парамедик”. Поэтому это страшилки, о которых рассказывают.

Я даже думаю, что не было бы ничего плохого, если бы они появились. При условии, чтобы они будут хорошо обучены.

Простой пример. Врач – это специалист, который проучился 6 лет базового медицинского образования и еще несколько лет интернатуры. В среднем, 8 лет.

Вызовы скорой помощи обычно не нуждаются в специалистах, которые проучились 8 лет. Очень часто вызывают медиков, когда повышенная температура или транзиторная ишемическая атака (заболевание, возникающее в результате ухудшения кровообращения головного мозга. – Ред.).

В этих случаях не надо настолько высокоспециализированного врача. Значительно целесообразнее было бы, если бы приезжали парамедики, как во всем мире. Они предоставляют базовую помощь и при необходимости транспортируют в больницу.

– Что делать врачам на скорой помощи, если введут парамедиков?

Проблема в том, что в Украине чрезвычайно низкая оплата труда. Государство тратит, скажем, 4000 гривен на этого врача, и получается так, что высококвалифицированными кадрами мы закрываем все дыры. Это нелогично.

В то же время, я не думаю, что врачам скорой надо за что-то переживать. Если даже введут парамедиков – все равно никто не останется без работы. У нас и так не хватает кадров.

Где-где, а в скорой помощи увольнений точно не будет.

А чтобы ввести парамедиков, не нужны законодательные реформы. Для этого достаточно лишь нормативных актов МЗ и Кабинета министров. Но пока активных движений по этому направлению мы не видим.

Богдан Аминов.

Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх