PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Как банки грабят мобилизованных украинцев

20 мая этого года был принят закон для резервистов и военных запаса, согласно которому во время мобилизации за такими лицами сохраняется работа, должность и замораживаются все финансовые обязательства. Однако ни банки, ни работодатели отнюдь не собираются придерживаться норм этого закона.

20 мая этого года был принят закон для резервистов и военных запаса, согласно которому во время мобилизации за такими лицами сохраняется работа, должность и замораживаются все финансовые обязательства. Однако ни банки, ни работодатели отнюдь не собираются придерживаться норм этого закона.

Прогуливаясь по военному госпиталю, Дмитрий с болью вспоминает последние месяцы своей жизни и благодарит бога, что остался целым – отделался гематомами и поломанными ребрами. Дмитрий – боец 12-го батальона территориальной обороны Киева, служил под Луганском. Во время обстрела чудом выжил. Но сегодня он чувствует боль не от полученных травм. Вместо того чтобы думать о службе, Дмитрию приходится разгребать беду со штрафными санкциями, которыми банк обложил его невыплаченный кредит.

Дмитрия мобилизовали по телефону, сказали через два часа быть в военкомате, поэтому все финансовые вопросы закрыть он просто не успел. Уже под Луганском начал получать звонки от финучреждения, но никаких объяснений там слушать не захотели.

– Они говорили: нас это не интересует, нам главное, чтобы вы платили, мы частное финансовое учреждение и нам не интересны ваши войнушки, – объясняет Дмитрий. – Говорю: я не отказываюсь платить. Просто в данный момент это не от меня зависит, меня мобилизовали.

Впоследствии начали терроризировать и близких. Звонили даже ночью, несмотря на то, что в семье маленький ребенок, угрожали забрать имущество, квартиру. Марина, жена Дмитрия, начала действовать. Взяла все документы и выписки из военкомата и, вооружившись нормой закона, пошла в финучреждение.

У бойца 79-й Николаевской аэромобильной бригады Павла Гончарука беда другая. Еще совсем недавно он был региональным менеджером компании «Нестле Украина». Мужчину мобилизовали, он направил все необходимые документы в офис компании, а через три дня узнал – он уволен. Пока Павел несет службу, кроме нервов на плечи его жены легли все финансовые обязательства – и кредит на авто, и содержание семьи.

Галина, жена призванного, не понимает, как такое возможно: за все три года работы в компании на Павла не было никаких нареканий, едва ли не образцовый работник, и фирма с мировым именем – мощная, не бедная. Как так могли освободить призванного сотрудника?

Эти люди и еще сотни таких украинских семей пострадали в результате мобилизации и дырявого законодательства. Документ, принятый 20 мая, должен дать гарантии людям и на их места работы, и в отношении заморозки кредитов. Но в независимой ассоциации банков заявляют: закон несовершенен, хотя учреждения готовы идти навстречу военнослужащим и их семьям. Юристы, в свою очередь, заявляют: все подобные дела на 100 процентов выигрышные в суде. И неважно, каким будет ответ банка, главное – сообщить ему.

Несмотря на волокиту с банками и компаниями, и Павел, и Дмитрий после лечения и отпуска обязательно вернутся на передовую. Говорят, что на полпути начатое дело не бросят. А банкам и работодателям тысячи солдат передают привет. Пока одни воюют за спокойную жизнь, другие воюют с женщинами за свои проценты.

Юрий Мамон, «Достало!»

Загружается…
Загружается…
Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх