“Днепропетровский террорист” подрывал людей, потому что дорого платил за газ

Обвиняемый в совершении взрывов в Днепропетровске в апреле 2012 года Виталий Федоряк в ходе судебных слушаний признал свою вину и попросил прощения у пострадавших

Обвиняемый в совершении взрывов в Днепропетровске в апреле 2012 года Виталий Федоряк в ходе судебных слушаний признал свою вину и попросил прощения у пострадавших.

Во вторник Индустриальный районный суд Днепропетровска начал допрос подсудимого Федоряка. Он заявил, что взрывы были устроены как протест против ухудшающейся социально-политической обстановки в стране, против повышения цен на газ, увеличения безработицы, “чтобы таким образом разбудить народ”.

Отвечая на вопрос стороны обвинения, Федоряк заявил, что он тесно дружил с подсудимым Виктором Сукачевым, который стал для него авторитетом.

“Мы стали тесно общаться в 2000 году. Мы смотрели одни и те же фильмы, слушали одну и ту же музыку, читали одинаковые книги. Я в некоторой степени считал Виктором авторитетом для себя. Начиная с 2011 года мы встречались по два раза в неделю для подготовки противозаконной деятельности”, – рассказал Федоряк.

Он также признал, что на рынках и в магазинах города он покупал компоненты, из которых изготавливал у себя дома взрывчатку.

При этом подсудимый заметил, что детонаторы изготавливал подсудимый Сукачев.

“У Сукачева часто были бредовые идеи… Сначала он предложил грабить банки. Изначально планировали производить взрывы супермаркетов, чтобы требовать деньги с владельцев, но Сукачев был против, так как нас могли взять при передаче денег, поэтому родилась идея требовать деньги непосредственно у государства”, – рассказал Федоряк.

Отвечая на вопрос гособвинителя о знакомстве с другими подсудимыми, Федоряк сказал, что Дмитрия Реву он не знал и впервые увидел в следственном отделе СБУ, а со Львом Просвирниным был знаком шапочно через Сукачева.

Говоря о родственных связях, Федоряк заметил, что с братом по отцу Тимуром, который работает в прокуратуре Днепропетровской области, практически не общается, он не поддерживал с ним отношений, никогда не бывал у него в доме, и даже не знает, какую должность в прокуратуре тот занимает. В последний раз он видел брата на похоронах отца 25 марта 2012 года.

Загружается…
Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх