PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Ангелы Институтской: История пятерых студентов, под пулями снайперов спасавших раненых

Эта история о пяти друзьях, которые 20 февраля отчаянно бросились на передовую, чтобы из-под пуль снайперов вытягивать раненых и забрать павших активистов Майдана.

Эта история о пяти друзьях, которые 20 февраля отчаянно бросились на передовую, чтобы из-под пуль снайперов вытягивать раненых и забрать павших активистов Майдана. Пятерых львовян уже назвали «ангелами Институтской». Ребята не просто спасали человеческие жизни, но, сами того не осознавая, совершили подвиг достоинства. Рискуя собственной жизнью и здоровьем, они снова и снова возвращались на передовую за раненными.

Ребята — студенты львовских вузов. Все они львовяне: Игорь Флерко (18 лет), Павел Дьокин (19 лет), Андрей Сэдлер (20 лет), Николай Притула (20 лет), Игорь Галушка (18 лет). Ребята дружат давно, они соседи, учились в одной школе, вместе поехали на Майдан, вместе пошли на Институтскую и вместе выжили!

Ребята чудом остались живыми и невредимыми. Рядом с ними взрывались гранаты, в них попадали резиновые пули. Максимум от чего пострадали — от газа и от взрывов, от которых звенело в ушах.

«Так всегда было, что-то случалось у меня, но не со мной», — вспоминает Игорь Галушка.

Ангелами Институтской ребят назвали после их самоотверженного и невероятно смелого поступка.

«Мы делали то, что сделал бы каждый на нашем месте. Если б не пошли, совесть замучила бы. Зная, что там людей расстреливают, просто сидеть и смотреть… Я бы себе не простил», — говорит 19-летний Павел Дьокин.

Основная экипировка ребят : у Павла была лишь маска, у Андрея — хоккейный шлем, остальные ребята были одеты в каски и наколенники. Бронежилет был только у Игоря Флерко. Был и щит, но один на всех.

«Мы думали, что ситуация не такая критическая», — вспоминает Игорь Флерко.

Игорь Галушка добавляет: «Мы отвоевывали свои баррикады, адреналин зашкаливал. Затем эмоции смешались, когда увидели, что рядом расстреливают людей. Мы опьянели от страха и нервов. Хотелось отойти, потому что страшно, но дальше от нас лежали люди и кричали: «Ребята, нужна помощь».

Павел Дьокин отметил: «В тот момент пришло понимание, что это война… и мы можем умереть».

«Рядом с нами был парень. Где-то в 2-3 метрах от нас, он присел, и в тот же момент снайпер прострелил ему голову. Мы смотрели на него… Это был просто «бум» и ему разнесло голову… Полностью. Я этого никогда не забуду», — вспоминает Игорь Галушка.

«Мы смотрели прямо на него, когда снайпер выстрелил, и брызнула кровь. Я оглянулся, а вокруг только мы двое с Игорем… и 7-8 мертвых ребят. У Игоря с собой был щит, совсем маленький, он вернулся, чтобы прикрыть медика. Из наших тогда я только Игоря и видел. Я не знал, что с другими», — рассказывает Павел.

После первых раненых и убитых в гостиницу «Украина» вернулись все, кроме Игоря Флерко. Сколько раз ребята возвращались от гостиницы «Украина» на Институтскую они не знают.

«Я рад, что в той ситуации мы поступили именно так. Я просто должен это рассказать, когда все отступали, я пережил этот момент растерянности. Я отступал вместе с самообороной. Перебежал через одну баррикаду и тогда понял, осознал, что никого из моих нет. Обернулся, а они все были впереди. Я подумал: «Ну как так?» Пошел к ним, потому что даже если бы выжил, то ребята бы не поняли, — смеется Игорь Флерко. — Это уже сейчас мы шутим, но тогда было не до шуток. Тогда были какие-то сверхвозможности. Когда бежали, то я с легкостью перепрыгнул через железный стол, на котором ели «беркутовцы» и даже прыгнул выше на полметра от стола. Не знаю, как мне это удалось».

«Когда на Майдане хоронили людей, мы плакали как маленькие дети. Мы просто не могли сдержать слез. Там плакали все… Наверное, вся страна плакала. Слезы просто сами текли, когда смотрел на родителей, а еще осознание, что ты там был и выжил и это могли бы быть твои родители…», — вспоминает Николай Притула.

Сколько ребята вынесли людей из-под пуль снайперов, они не знают. Кто-то прикрывал щитом медиков, другой тащил убитых, остальные выносили раненых.

«Часто люди говорят: «А что без тебя революции не будет?». Но если каждый так скажет, то кто тогда пойдет? Хочешь что-то доказать? Начни с себя! Я стоял на Майдане и пошел на Институтскую, чтобы себе доказать, что стою большего, чем просто стоять на кухне и кричать: «Давайте, ребята! Вы сможете», — говорит Игорь Галушка.

«Мы сделали не ту революцию, которую хотели политики. Они хотели «честные выборы» в 2015 году и продолжить воровать дальше, а мы сделали Национальную Революцию Достоинства. Наверное, они на нас злые и возможно будут продолжаться репрессии», — продолжает Игорь Галушка.

«Во время этих событий я получил четырех, нет не друзей, а братьев. Ибо то, что мы пережили, я уверен на 100%, что в любой ситуации они мне помогут, закроют собой, если надо. Даже если что-то будет со стороны России, то со мной, там где-то на передовой, будут эти четверо моих братьев. Мы будем там вместе», — говорит Андрей Сэдлер.

Источник: http://galinfo.com.ua

Загружается…
Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх