PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLmFkdGVsbGlnZW50LmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjExL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Эксклюзивное интервью Валерии Гонтаревой: Деньги МВФ уже распределены

Валерия Гонтарева в эксклюзивном интервью Оксане Соколовой рассказала, какого курса валюты ждать в ближайшее время и когда будут отменены административные ограничения.

Валерия Гонтарева в эксклюзивном интервью Оксане Соколовой рассказала, какого курса валюты ждать в ближайшее время и когда будут отменены административные ограничения.

– Можете ли Вы подтвердить, что Украина получила уже деньги МВФ на свои счета?

– Да, я подтверждаю, что Международный валютный фонд перечислил нам сумму около 5 млрд. долларов на наши счета, и Нацбанк их уже получил. И мы эти деньги уже зачислили в резервы.

– Украина очень долго ждала этого кредита, было много разговоров скептиков о том, что основная часть денег пойдет на выплату наших прежних долгов. То есть, неужели МВФ переложит деньги из одного кармана в другой?

– Дела обстоят совершенно не так. Эта программа действительно построена на достижении финансовой стабильности в нашей стране. И, если вы знаете, то как раз Министерство финансов начало переговоры с держателями наших суверенных облигаций о реструктуризации этих облигаций. Именно для того, чтобы все деньги, которые мы получим от программы, не пошли на выплату международных долгов.

На самом деле реструктуризация —  это не для того, чтобы нам простили, но чтобы нам отложили выплаты по этому долгу.

– Пять миллиардов получено. Как сейчас эти деньги распределены или будут распределяться?

– На самом деле, все эти деньги находятся в наших золотовалютных резервах. 2,5 млрд. из них находятся на счету Национального банка, и еще 2,5 млрд. — на счетах Министерства финансов.

– Насколько я понимаю, размеры золотовалютных резервов напрямую связаны с курсом. Скажем, если  размер золотовалютных резервов не больше пяти миллиардов, то, соответственно, курс может прыгнуть и до тридцати. Если золотовалютные резервы поднять до 15, курс, соответственно, снизится.  Как это работает?

– В нашей стране минимальная сумма, которая нам на сегодняшний день нужна для комфорта всех международных инвесторов и всех международных организаций, для внутреннего комфорта нашего рынка, — это порядка пятнадцати с половиной миллиардов.

Наша программа с МВФ  на 2015 год предусматривает, что к концу года, наши международные резервы должны достигнуть уровня в семнадцать миллиардов. То есть мы будем иметь денег больше в резервах, чем минимально необходимая потребность.

– Как это повлияет на курс?

– Однозначно, это очень хороший знак, потому что программа МВФ включает все программы всех остальных доноров. Наличие этой программы открывает дверь и всем другим нашим кредиторам.

Это звоночек для всех остальных о том, что мы полностью достигли договоренностей, мы идем по программе реформ, мы выполняем все требования, которые согласовали с Международным валютным фондом. Поэтому это не просто хорошая новость, это действительно очень значимая новость на нашем рынке.

– И все-таки, вернемся к курсу. Люди ждут именно реальных цифр, чтобы понять, на что ориентироваться.

– Фундаментальный уровень курса, который заложен в нашей программе с Международным валютным фондом, находится на уровне от 20 до 22. И курс 21,7 заложен в наш бюджет, как расчетный курс. Понятно, что это фундаментальный уровень. На курс, к сожалению, не всегда, влияют только фундаментальные уровни экономического развития. Часто на него, как мы видели недавно, влияли панические настроения. А они у нас могут возникать также потому, что все знали, что у нас очень низкий уровень золотовалютных резервов.

Сегодня, когда мы стабилизировали рынок, только с начала марта мы уже пополнили наши резервы  с рынка на более чем 600 млн.  Эту сумму мы обязательно будем использовать для того, чтобы у нас не повторились такие панические скачки курса.    

Чем выше наши валютные резервы, тем больше уверенности  у банкиров, у рынка у бизнеса и у всего международного сообщества в стабильности нашей валюты.

–  Курс откатился, но мы понимаем, что много людей не покупали валюту, потому что ее физически не было, множество предприятий откладывали покупку, ожидая уменьшения курса. То есть, возможна ситуация «отложенного спроса». И после стабилизации курса возможна нова волна. Готовы ли Вы к этому и что вы будете делать?

– Я недаром озвучила цифру порядка 600 млн., которые мы купили на рынке. Мы купили эту сумму совершенно не с целью держать их в золотовалютных резервах, она может быть использована как раз в случае какого-то неконтролируемого движения рынка. На сегодня рынок уже почти полностью сбалансирован.

– В это же время введено очень много административных ограничений, как для физических, так и для юридических лиц. Будут ли они сняты в ближайшее время, что здесь может произойти?

– На самом деле, это кризисные меры, которые позволили нам  стабилизировать ситуацию. Они позволили нам войти в рамки нашей программы с МВФ. То есть, это временные меры, которые мы использовали исключительно для стабилизации панических настроений.

Если рынок стабилизируется, мы начнем сначала с более мягкой нашей монетарной политики. Потому что ставка в 30% по рефинансированию  однозначно не дает рынку нормально развиваться.

Сейчас административные меры нами введены сроком на три месяца, уже на самом деле у нас с вами две с половиной недели этих мер прошли. Поэтому если увидим, что ситуация уже стабилизировалась раньше, то будем отменять их раньше.

– На прошлой неделе, когда был пик паники, многие говорили, что Вы писали заявление об отставке, хочется прямо спросить: у Вас были такие настроения? И в каком настроении Вы сейчас?

– За 9 месяцев моей работы я слышала из СМИ, что я 9 раз уже писала заявление об отставке, при том, что не делала этого ни разу. Я нахожусь в очень оптимистичном настроении, потому что на сегодняшний день мы больше не думаем о том, как мы будем терять резервы, а о том, что к концу года у нас должно быть 17 млрд. Это однозначно позволяет нам с оптимизмом смотреть в будущее.

«Факты недели с Оксаной Соколовой»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка