PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLmFkdGVsbGlnZW50LmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjExL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Сезон охоты на депутатов

Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко объявил новый “сезон охоты” на народных депутатов.

Так, на пресс-конференции в Николаеве 4 сентября Генпрокурор заявил, что несколько десятков депутатов проверяются на правильность заполнения электронной декларации и полноту уплаты налогов. В отношении других нардепов следователи прорабатывают и “неналоговые версии”.

– Когда доказательств будет достаточно – я подам представление в Верховную Раду. По моим субъективным ощущениям, осенью придется подавать новые представления, – пригрозил Луценко.

Тем временем, в ГПУ поясняют, что очередного списка депутатов еще нет.

Генпрокурор ничего не сказал о судьбе своих “летних” представлений. Напомним, в июле руководитель ГПУ добивался снятия депутатской неприкосновенности с шести народных избранников, двоих из которых парламент отказался лишать иммунитета. Интересно, что из всех нардепов долгое время без подозрения оставался только Олесь Довгий. Его дело разрабатывала киевская прокуратура, затем материалы передали в Специальную антикоррупционную прокуратуру, где их сочли недостаточно подготовленными. Неофициально в САП поясняют, что доказательств собрано недостаточно, и дело стоит вернуть на уровень Киева.

Чтобы этого не произошло, в пятницу, 22 сентября, Луценко был вынужден подписать подозрение Довгому собственноручно. Это в очередной раз напомнило о персональном конфликте между Генпрокурором и экс-секретарем Киевсовета.

Каким будет финал всех шести представлений? Что ждет нардепов Евгения Дейдея, Андрея Лозового, Олеся Довгого, Борислава Розенблата, Максима Полякова и Михаила Добкина? Напомним, к первым двум ГПУ предъявила претензии, связанные с подтверждением происхождения имущества. Дела Довгого и Добкина касаются выделения земли в Киеве и Харькове. Полякову и Розенблату, которыми занимались детективы НАБУ, инкриминируют получение взяток за лоббирование интересов частной компании, специализирующейся на добыче янтаря.

– Большинство из этих документов (представлений Генпрокурора на депутатов. – Ред.) явно не были достаточно обоснованы и выглядели поспешными, преждевременными, со слабыми, и, главное, неубедительными доказательствами вины законодателей, – считает экс-заместитель Генпрокурора Алексей Баганец.

Единственным представлением, которое можно было теоретически выносить на обсуждение в регламентный комитет парламента, считает Баганец, является “янтарное дело”. Но и в нем были очевидные просчеты.

– Основным доказательством виновности нардепов Полякова и Розенблата Генпрокурор назвал негласные следственные действия, такие как аудио-, видеоконтроль лица и снятие информации с транспортных телекоммуникационных сетей. Утверждения Генерального прокурора на регламентном комитете о том, что все эти обнародованные телефонные разговоры названных народных депутатов или видеосъемки их разговоров, в т. ч. и с так называемым “агентом Екатериной” якобы проводились на основании постановлений следственных судей, а потому являются законными, неубедительны, поскольку явно проведены в нарушении порядка, предусмотренного УПК Украины. Такие доказательства согласно ст. 86 Уголовно-процессуального кодекса не могут быть учтены при принятии процессуальных решений, – считает Баганец.

Политолог Владимир Фесенко также считает историю Розенблата и Полякова противоречивой.

– Есть очевидные видеодоказательства, свидетельские доказательства, которые показывают, что депутаты пошли на коррупционную сделку. Доказательства есть, и очень серьезные. Парадокс ситуации заключается в том, что согласно “кодексу Портнова”, против депутата нельзя вести прослушку и слежение без его согласия. Ссылаясь на эту норму, депутаты могут называть действия НАБУ противозаконными, что Поляков уже и делает. Поэтому ситуация очень противоречивая.

Согласно букве закона, НАБУ вышла за рамки “кодекса Портнова”. Здравый смысл говорит, что нужно привлекать к ответственности людей, которые нарушили закон. А как иначе бороться с коррупцией? Мой прогноз – решение суда будет зависеть от общественного мнения. Если общество будет реагировать очень остро, жестко, то суды пойдут навстречу прокуратуре и НАБУ. А если общественное мнение будет равнодушным, то у Розенблата и Полякова появится шанс избежать наказания, – отметил Фесенко.

Политолог Андрей Золотарев уверен, что в деле Полякова и Розенблата имела место “провокация взятки”. И, несмотря на очевидность вины обоих депутатов, судебное разбирательство постараются затянуть.

А вот политический эксперт Евгений Магда считает, что суд в деле Розенблата и Полякова обязан будет принять во внимание все собранные следствием материалы.

– Есть видео, которое было снято агентом НАБУ. Шансы Розенблата и Полякова выйти сухими из воды даже меньше, чем у Добкина. Суд должен принимать во внимание все факты и доказательства. Думаю, что в суде будет показано несколько больше, чем было продемонстрировано широкой общественности ранее, – отметил директор Центра общественных отношений.

В отличие от “янтарного дела”, истории Довгого, Дейдея и Лозового фактически не имеют перспективы – в этом уверены и профессиональные юристы, и политические эксперты.

– Тема по Довгому является слишком давней, а доказательства слабыми для направления дела в суд. Что касается Лозового, то граждане в Украине пока не имеют доступа к реестру культурного наследия, они не имеют возможности регистрировать раритеты в государственных органах. Поэтому не надо торопиться с выводами. Конечно, нужно исследовать источник появления имущества, и, если оно приобретено незаконным путем, то привлекать к ответственности. Но дела против Довгого и Лозового требуют больше аргументов, чтобы обвинить людей в причинении вреда государству. Так же и по Дейдею. Надо запретить пиар правоохранительным органам, именно пиар. Прокурор должен быть непредвзятым. Сегодня законодательство дает основание вносить в реестр досудебных расследований любое обращение, и оно сразу должно регистрироваться, но вопрос – что будет на выходе? – утверждает бывший первый заместитель Генерального прокурора Николай Голомша.

Экс-прокурор Киева Сергей Юлдашев считает, что наиболее бесперспективным является дело против Довгого.

– Не может один человек отвечать за то решение, которое принимается большинством голосов. Также стоит обратить внимание, что было это в 2007 году. На момент принятия этого решения прокуратура осуществляла надзор за соблюдением закона. Насколько мне известно, на сегодняшний день решение, которое Довгий ставил на голосование, не отменено. Оно не отменено ни советом, ни в порядке надзора, – говорит он.

Согласен с коллегой и Алексей Баганец.

– Довгому инкриминируют нарушения регламента. Во-первых, регламент не является законом. В КГГА один регламент, в горсовете Ирпеня – другой. Вопрос: если бы он допустил нарушения регламента, а Киевсовет не проголосовал. Тогда бы землю выделили? Конечно, нет. В законодательстве четко сказано: местный руководитель несет ответственность в пределах своих полномочий. Если сессия проголосовала, действия секретаря не имеют значения, – считает он.

А вот Добкину, как и Полякову с Розенблатом, может действительно угрожать наказание в виде лишения свободы. Сам Юрий Луценко заметил, что председатель городского совета (Михаил Добкин занимал эту должность в Харькове с 2006 по 2010 год) имеет право не подписывать решение, если уверен в его незаконности. Речь в данном случае идет не о нарушении регламента, а о нарушении закона.

– В данной ситуации Добкин может сесть. Он удобная жертва. Даже если ему удастся каким-то образом дотянуть до досрочных или срочных президентских выборов, и баллотироваться, это ему не поможет, – отметил директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик.

Аналогичное мнение выразил и Андрей Золотарев, назвав харьковского политика “сакральной жертвой”.

– К Добкину не будут столь снисходительны. Процесс будет тянуться, может возникнуть ситуация с тем, что Оппозиционный блок подставит плечо. Его могут принести на алтарь правосудия как сакральную жертву, чтобы продемонстрировать, что и депутатов наказывают. Если с другими не получается, уж слишком плотная защита, то с Добкиным все понятно, – уверен Золотарев.

– По господину Добкину серьезное производство. Судя по масштабу, думаю, что Михаилу Марковичу будет непросто в зале суда, – отметил политолог Евгений Магда.

Владимир Фесенко считает, что если бы Добкин вел себя менее агрессивно по отношению к власти, то имел бы больше шансов избежать реального наказания.

– Добкин иногда позволяет себе резкие высказывания, демонстрирует некую агрессию, а действие вызывает противодействие. Если некий депутат демонстрирует агрессию по отношению к власти, то власть отвечает ему аналогично. Я бы сказал, что Добкин нарвался. Надо понимать, что у нас система общественно-правовая очень политизирована. Я не суд, но я не сомневаюсь, что там махинации были, но историю по Добкину спровоцировала его наглость и агрессивность, сработавшие против него, – отметил политолог.

Подведя итог вышесказанного, можно говорить, что провал судебных процессов в отношении по меньшей мере трех из депутатов (Дейдея, Лозового и Довгого) вполне предсказуем. По остальным делам нас ждут достаточно напряженные судебные процессы. Впрочем, судьба второй тройки депутатов во многом будет зависеть не столько от судей, сколько от настроения в обществе.

Иван Ярмоленко.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка