PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLmFkdGVsbGlnZW50LmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjExL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Донбасс 2018. Вернуть все украинское в Луганск и Донецк реально за три дня

Украинсьий журналист, глава правления Донецкого института информации Алексей Мацука рассказал в интервью Фактам ICTV о самых больших угрозах на Донбассе, как можно решить конфликт и возможно ли это в 2018-м.

– Самые острые проблемы Донбасса в 2018-м – ваша версия?

– Самая главная проблема, которая приближается к нам внутри Украины – это президентские и парламентские выборы в 2019 году.

Ведь Донбасс станет заложником для политических партий, которые во время борьбы за электорат будут пытаться искать врагов внутри Донбасса, называть виновных в событиях 2014 внутри страны, предлагать варианты для реинтеграции группировок “ДНР” и “ЛНР” и другие.

Политизация и популизм – это угроза №1.

Международные организации, в частности ОБСЕ, настаивают на том, чтобы смотреть на вопрос Донбасса инструментально – речь идет о решении проблем с КПВВ, выдачи справок ОРДЛО и тому подобное.

Но это все невозможно делать при глубокой политизации процесса.

– Окей, а как насчет неполитических моментов – жизнь людей на Донбассе изменится в 2018-м?

– Главное – это работа по сохранению прав человека. Например, дети, которые родились на неподконтрольной территории в течение последних четырех лет, получают свидетельства о рождении от непризнанных группировок.

Кроме того, есть определенные махинации с недвижимостью на той территории. Люди не получают лекарства, которые государство обязано предоставлять (речь идет, в частности, об онкобольных).

Многое люди на неподконтрольной Украины территории получают из России.

Поэтому в 2018-м большая угроза в том, что интеграция будет происходить не в Украину, а в российское пространство.

Люди, которые не хотят быть частью России, просто не имеют альтернативы через кое-где нежелание, блокировки, забывание и другие причины со стороны украинской стороны.

В общем, внутри Украины очень страшно сегодня заниматься защитой прав людей, проживающих на неподконтрольной территории.

– В чем заключается суть страха?

– Речь идет о страхе потерять свой рейтинг в Киеве.

Почему ошибочно считается, если есть название Донецк в организации, в которой работаешь, то это какая-то угроза для украинского общества.

– Наверное, самая распространенная дискуссия сейчас о Донбассе касается двух векторов: реинтегрировать или отрезать ОРДЛО. Насколько это будет острой проблемой в 2018-м?

– Это очень острая проблема. Россия прилагает много усилий для этого. Их риторика сводится к одному тезису – в Украине “гражданская” война.

И некоторые “патриотические” политики используют эту “мозаику” и призывают наказать кого-то из своих граждан, построить стену посередине Украины между, условно, говоря Мариуполем, Донецком и Краматорском. Почему не на границе с Россией?

Видимо, таким политическим силам надо ставить вопрос о том, когда бы такая стена дошла до границы с РФ.

Если такая стена появится на нашей территории – это означает, что пропаганда о гражданской войне работает.

Сама проблема Донбасса решится в течение 2018-го или это иллюзии?

– Я думаю, что это должно быть комплексное решение не на один год, которое зависит не только от Украины, но и глобальных международных усилий.

Ситуация меняется. Люди, которые живут на Донбассе, пытаются выживать в этой реальности. И если постоянно говорить, что мы хотим изолироваться от них и не желаем слышать их мнение, то от них будет соответствующее отношение.

Надо изменить философию и говорить, что на Донбассе люди и территория Украины.

Для этого нужно много усилий – необходимо создавать коалиции во власти и гражданском обществе.

– Силовой вариант вообще реален на фоне вашей риторики?

– Силовой вариант рассматривается, в первую очередь, Россией.

Украина на силовой вариант, насколько я знаю, не рассчитывала. Во-первых, это запрещено Минскими договоренностям, которые Киев признает и стремится реализовать.

Во-вторых, президент Петр Порошенко неоднократно подчеркивал, что политико-дипломатический путь – единственный, которым можно решить проблему Донбасса.

Он не предусматривает военных атак и других агрессивных действий.

Я думаю, пока есть президент Порошенко, говорить об изменении курса и военной стратегии не стоит.

Надо учитывать риски и последствия. Как реагировать Россия? Можно только догадываться.

– Россияне выходят из Совместного центра по координации и контролю. Для людей, которые живут на Донбассе, что это значит?

– Пока россияне были в этой структуре, была надежда, что с ними можно как-то договариваться.

Но когда они пошли на этот шаг – это опять показывает желание Путина навязать прямой диалог Донецка и Киева (имеется в виду, с руководителями “ДНР” и “ЛНР”).

Я думаю, что безопасность людей без СЦКК может ухудшиться. Чем меньше мониторинговых функций – тем больше нарушений.

– Есть мнение, что все идет к консервации конфликта на Донбассе. Глобального продвижения в решении нет. 2018-й не исключение?

– Проблема консервации является постоянной. Это может привести к тому, что нам все труднее возвращать эти территории.

Ведь законсервируется не только конфликт, но и общественное мнение, разрыв экономических связей, идеология о вражды этой территории и тому подобное.

Поэтому это очень опасно сегодня, если эта консервация состоится.

– На Донбассе все больше становится России. Валюта – рубль, выплачивают пенсии, так называемые гуманитарные конвои тоже с РФ. Реально ли в 2018-м вернуть Донбасс?

– Вернуть все украинское в Луганск и Донецк вполне реально за три дня. При условии, что Россия прекращает контролировать эту территорию.

Вернуть гривневую зону, железнодорожное сообщение, мобильные машины с пенсиями и тому подобное.

– Есть большие сомнения, что Россия остановит свою агрессию без веских причин. Что нас ждет в противном случае?

– Если не прекратит – это гуманитарное измерение ситуации, то есть возвращение через работу с населением. В первую очередь, через защиту прав человека.

Надо, чтобы Украина превратилась во флагмана по защите прав своих граждан независимо от того, где они находятся – в Португалии, на Донбассе или в Москве.

Лидерство можем взять в развитии правового государства, чтобы впоследствии экспортировать эту модель на Донбасс и в Крым.

Это долгий путь, к ему надо готовиться и тщательно просчитывать все. Пока все идет очень медленно, как видим.

Богдан Аминов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка