PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLmFkdGVsbGlnZW50LmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjExL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Возвращенцы

Суды продолжают восстанавливать на прежних должностях отстраненных, люстрированных или уволенных по другим причинам руководителей госструктур. Проблема затронула практически все без исключения органы власти, в том числе и Высший совет юстиции.

В Общественном люстрационном комитете бьют тревогу. Украинские суды активно восстанавливают на должностях люстрированных, неаттестованных, а также пойманных “на горячем” сотрудников различных госорганов и госпредприятий, руководителей высших учебных заведений и правоохранительных структур. Как отмечает глава совета Общественного люстрационного комитета Александра Дрик, существующая судебная практика “зарубила на корню” саму идею очищения власти.

Особенно впечатляет статистика возврата людей в структуры МВД. По словам руководителя Национальной полиции Сергея Князева, через суд в полиции восстановилась практически половина уволенных сотрудников, которые в свое время не прошли переаттестацию, а это – свыше 2,5 тысяч человек из 5257 тысяч правоохранителей.

В Генеральной прокуратуре на основании закона об очищении власти было уволено 208 прокуроров и следователей: по решению судов восстановлены два прокурора – Максим Мельниченко и Дмитрий Лубчук, не прошедших процедуру люстрации. Но в судах находится еще 7 дел, например, судится за восстановление на должности экс-заместитель Генпрокурора Николай Голомша. С СБУ судятся 6 ее бывших руководителей службы, и также есть примеры успешного восстановления на должности. В судебные процессы со своими прежними работодателями включились бывшие высокопоставленные чиновники Минюста, Нацбанка, областных госадминистраций. Десятки подобных дел находятся в Европейском суде по правам человека.

Нередко руководители успешно оспаривают и свое отстранение от должности, которое произошло по инициативе вышестоящих структур или правоохранителей. Буквально на днях ректору Национального медицинского университета имени Богомольца Катерине Амосовой благодаря решению Окружного административного суда города Киева удалось вернуться к исполнению своих обязанностей.

Зачем чиновники возвращаются в свои структуры? Причины разные – от доказательства своей правоты и восстановления честного имени до выплаты денежной компенсации “за простой”, которая положена по закону.

Затягивать выполнение судебных решений можно, а вот не выполнить его в принципе – практически нереально. За саботаж повторного назначения на должность “по суду” исполнительная служба выписывает подряд несколько штрафов, затем открывает уголовное производство. В некоторых госструктурах спасаются от “возвращенцев” с помощью реорганизаций: вместо одних департаментов появляются другие – и возвращаться бывшему сотруднику фактически некуда, его должность упразднена. Но такой вариант срабатывает лишь в редких случаях.

По данным люстрационного комитета, самое масштабное очищение в 2014-2015 годах произошло в Государственной фискальной службе. Соответственно, ГФС столкнулась и с большим количеством исков от своих бывших сотрудников.

Тем не менее, в прошлом году через суд добился восстановления только один бывший руководитель территориального органа ГФС, уволенный на основании закона об очищении власти. Выиграли все суды и еще двое сотрудников таможни, уволенные ранее по другим причинам.

Впрочем, как отмечает нардеп, член Комитета ВРУ по вопросам налоговой и таможенной политики Андрей Антонищак, такие случаи в ГФС носят единичный характер – нет никакой тенденции. Происходит тоже самое, что и во всех остальных госструктурах.

По словам Андрея Антонищака, служба предприняла все возможное, чтобы заблокировать процесс возвращения прежних “кадров”.

– Руководство службы нельзя обвинить, мол, “взяли под козырек” и сразу этих нескольких людей вернули. Насколько мне известно, юристы фискальной службы испробовали различные правовые механизмы, чтобы не возвращать бывших сотрудников на прежние должности. Они подавали встречные иски и отстаивали свою позицию до последнего. Ответственность за возвращение бывших сотрудников полностью лежит на судьях и судебных исполнителях, которые, собственно, и принимают эти решения, – подчеркнул Антонищак.

Дошло до того, что исполнительная служба открыла на руководство ГФС уголовное дело за невыполнение решение суда о восстановлении в должности бывшего сотрудника.

– Вступившие в силу решения судов обязательны к исполнению на всей территории Украины. Так гласит статья 124 Конституции Украины. Некоторые СМИ пытаются навязать “дискуссию” об исполнении судебных решений да еще и с обвинительным оттенком. Вы можете себе представить, чтобы в любой другой цивилизованной стране обсуждалось – должен тот или иной госорган выполнять решения суда, даже если он был с ним не согласен, – говорит член общественного совета при Комитете ВРУ по вопросам налоговой и таможенной политики Галина Вдовина.

В Общественном совете при ГФС рассказали, что заранее предупреждали о высокой вероятности восстановления отдельных люстрированных сотрудников.

– Еще в 2015 году на заседании Общественного совета мы рассматривали этот вопрос совместно с представителями Люстрационного комитета и Минюста, который в то время пачками спускал списки тех, кого рекомендовалось уволить. Было понятно, что многие “попадали под раздачу” автоматически. Тогда же мы предупредили о негативных последствиях – о последующем восстановлении сотрудников на должностях через суд. Но политические аспекты взяли верх – всем хотелось поскорее отчитаться о количестве люстрированных и уволенных, – рассказывает глава Общественного совета при Государственной фискальной службе Украины Дмитрий Алексеенко.

По мнению президента ВОО Ассоциация налогоплательщиков Украины Григола Катамадзе, то, что происходит сейчас (возвращение людей на должности по решению судов. – Авт.), говорит о низком качестве судебной системы в Украине. При этом он высказывает сомнения в том, что большинство из восстановленных чиновников продолжат работать на госслужбе. Скорее всего, они сразу же будут увольняться по собственному желанию.

– Таким образом, на мой взгляд, некоторые люди пытаются реабилитировать свое честное имя, – считает он. Хотя тем, кто действительно захочет работать в новых условиях по-новому, Катамадзе предлагает все же дать “второй шанс”.

В свою очередь, Дмитрий Алексеенко указывает еще на одну причину инициирования судебных тяжб со стороны экс-сотрудников. Речь идет о серьезных денежных компенсациях, которые обязан выплатить работодатель в случае, если сотруднику удастся доказать неправомерность своего увольнения через суд.

– В целом, это достаточно значительные потери для бюджета, – считает Алексеенко.

В сложившейся ситуации возможным решением проблемы “возвращенцев” может стать изменение законодательства и переход на новую – контрактную форму трудовых договоров с теми, кто действительно, по мнению Григола Катамадзе, захочет работать по-новому после судебной реабилитации. Руководители госструктур получат законные основания предложить сотруднику, который через суд добился восстановления на должности, другую равноценную работу, если оспариваемая должность уже занята, или же перевести его в другое структурное подразделение – по согласию сотрудника. Если же сотрудник откажется заключать контракт, то у работодателя появятся основания прекратить действие трудового договора на основании п.6 ст.36 КЗОТ Украины.

Пока же именно суды становятся сейчас наибольшим препятствием для проведения кадровой реформы в Украине.

– В одних случаях они своими решениями «спасают» одиозных чиновников от люстрации, в других – практически останавливают рассмотрение дел, блокируя исполнение закона, – подчеркивает Александра Дрик.

Светлана Бойко. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка