PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTMxOSIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJGYWt0eV9GdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1jb250ZW50X2lkPSJmYWt0eS5pY3R2LnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLmFkdGVsbGlnZW50LmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjExL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Стець: Люди в Facebook и Twitter не осознают, что такое пропаганда

В интервью Фактам Юрий Стець пообещал украинским телеканалам покупку их продукта для UATV, назвал Facebook и Twitter маргинализированными, а также объяснил, почему весь оккупированный Донбасс не может смотреть украинское ТВ.

Юрий Стець ждет увольнения с должности министра информационной политики Украины. В интервью Фактам пока еще министр пообещал украинским телеканалам покупку их продукта для UATV, назвал Facebook и Twitter маргинализированными, а также объяснил, почему весь оккупированный Донбасс не может смотреть украинское ТВ.

 

– Вас завтра (разговор состоялся в четверг вечером. – Ред.) должны уволить?

– Юридически это выглядит так: я должен объявить о своем решении и зарегистрировать заявление в Верховной Раде. И то, и другое я сделал.

– Как-то без боя сдаетесь. Не цепляетесь за должность. Одним словом, странно уходите.

– Мы привыкли к противоположному, поэтому, наверное, есть разные интерпретации моей отставки.

Первая – кого-то подсиживаю, готовлюсь к новой должности.

Вторая – какой-то злой сценарий по раздроблению власти, это – шаг против президента или премьера или даже происки россиян, марсиан или еще кого-то.

На самом деле все просто: пришло время и обещания надо сдерживать.

К этому у нас не привыкли, правда? Мое решение надо воспринимать буквально.

– Я смотрел ваше интервью с Соней Кошкиной, которой вы рассказали о своих выполненных 4 заданиях.

– Сони будет приятно.

– Что именно?

– Что мы о ней вспомнили.

– Вспомним. …4 задачи: реформа иновещания; восстановление украинского ТВ на Донбассе; наработки нормативно-правовых документов по информационной безопасности; проект “Открытая власть”. Вы довольны результатом?

– Очевидно, что нет. Сказать, что выполнено все – было бы или неправдиво, или слабостью. Тогда зачем дальше жить, если все выполнил? Процентов на 70 сейчас.

– Сигнал украинских СМИ, который организовывало ваше министерство на линии соприкосновения, транслируется в “ДНР” и “ЛНР”?

– Во-первых, нет никаких “ДНР” и “ЛНР”, есть временно оккупированная территория Украины.

Во-вторых, есть территории, которых нам не достать. Есть специфика рельефа. Через терриконы физически сигнал на пробьем. Поэтому полностью восстановить вещание на временно оккупированных территориях можно только если на донецких и луганских башнях снова появятся украинские телеканалы и радиостанции. А для этого надо освободить Донецк и Луганск.

В Украине своих передатчиков нет, кстати. Соответственно, все те, которые мы ставили на линии соприкосновения, предоставлены партнерами. Это, к слову, о том, зачем было нужно министерство. Только подумайте, что человек с улицы вдруг попал бы к министру какой-либо страны и начал просить передатчики. Вы это можете представить? Поэтому статус министра мне позволял встречаться с представителями европейских стран, США.

Все, что мы могли сделать на этом этапе – сделали. Но мы не будем останавливаться.

– Телевизионные рейтинги осени: в Донецкой области 53% населения не смотрит украинские каналы. В Донецке – 98%. В Луганской области – 67%, в Луганске – 94% …

– А насколько вы можете проконтролировать сбор данных на временно оккупированных территориях? Насколько правдивы данные системы Nielsen, который заявлял определенные домохозяйства для мониторинга еще до всех событий?

– То есть, вы не верите, что в Донецке 98% населения не смотрит украинское телевидение?

– Это матиматика, нет возможности говорить верю / не верю. Есть возможность проверить домохозяйства? Нет. Почему я должен доверять рейтингу?

У меня есть видеоподтверждение, что на Донецк вещают несколько украинских телеканалов и радиостанций. И если по рейтингу Nielsen 2% дончан смотрят украинское ТВ, это значит, что, как минимум, оно там есть. Согласитесь?

– Да.

– А сколько смотрит на самом деле – я не знаю.

Читайте: Чорновил: Самая большая тупость Верховной Рады – это Парасюк

– Что нужно сделать в информационной сфере, в частности, и вашему министерству, чтобы реинтегрировать Донбасс?

– К сожалению, украинский сегмент Facebook и Twitter не совсем осознает, что такое пропаганда. И журналисты в том числе. Все почему-то считают, что пропаганда – это новости, то, что происходит сейчас. На самом деле это 1% от пропаганды. Пропаганда – это большое количество культурологического, исторического, художественного, мультипликационного продукта, который насаждался Украине 25 лет.

Можно ли изменить ситуацию за год, если твои мозги шлифовали 25 лет? Нет.

Надо это делать? Очевидно, да.

Очевидно, это должно делать государство.

Но за один-два года кардинально что-то поменять невозможно. Если человека зомбировали 40 лет (а именно так происходило с тем поколением, которому сейчас около 50 лет), его изменить за такое короткое время сложно.

Если бы 25 лет находившиеся у власти не отмывали и не дерибанили бабки, думали о будущем и пробовали быть государственными деятелями, а не политиками и бизнесменами, то, возможно, аннексия Крыма не произошло бы.

Если бы подобный орган был бы создан 25 лет назад, я убежден, не было бы и войны на востоке страны.

Когда-то надо начинать. Это – стратегическая штука. На результат сложно рассчитывать через год-два. Но мы должны думать о будущих поколениях.

Правда ведь, еще несколько лет назад было сложно представить, что все футбольные матчи будут начинаться с гимна Украины? Это не благодаря министерству, это изменения в наших головах.

Людей зомбировали 50-100 лет. Говорили, что Иосиф Слепой – это человек, который не исповедовал христианские ценности; Стус – не великий украинский поэт; что Шептицкий, Грушевский – не герои Украины…

– Может, не нужно экономить на министерстве, о чем всегда нам говорят?

– Нам не нужно экономить. Но политики отличаются от государственных деятелей тем, что они в первую очередь думают, как решить тактические задачи, учитывая свои собственные рейтинги. Государственные деятели не думают о рейтингах, а думают о том, как остаться в истории. Тем и отличаются государственные деятели от большого количества украинских политиков…

– Сколько нужно денег министерству?

– Ему деньги не нужны. Министерство – координационный центр. В нем должны работать исключительно юристы, “инфобезопасники”, мониторинговая аналитическая группа. Это 20-30 человек.

На реализацию программ министерства нужны средства. Но во время своего назначения я говорил: если есть безумная патриотическая мотивация – можно эти деньги находить за пределами страны.

Читайте: 4 формата реинтеграции Донбасса или немецкий сценарий раздела Украины

– Канал UATV, журналисты работают за 2 тысячи гривен в месяц.

– В среду был принят закон, поэтому с нового года зарплата будет в 3-4 раза больше. 10-12-16 тысяч, в зависимости от должности. Она будет конкурентной, значит, качество продукта будет расти.

– Как изменится сетка канала?

– Там появятся студийные ток-шоу, дискуссионные программы, документальное кино. В течение первого квартала 2016 состоится рестарт телеканала. Это никак не зависит от того, останусь ли я министром. Моей задачей было найти мотивацию для людей, чтобы они сделали шаг вперед.

– Николай Томенко говорил в Верховной Раде, зачем нам еще один украиноязычный канал, у которого на английском только субтитры.

– Я с ним соглашусь. И канал будет англоязычным согласно закону, который принят.

Сетка UATV будет формироваться не только благодаря людям, которые там работают сейчас. Также его эфир должен формироваться за счет контента украинских телеканалов. Надеюсь, я успею пролоббировать, чтобы правительство в рамках программы своей деятельности на 2016 год приняло в том числе государственную программу развития информационного пространства. Я хочу, чтобы государственный иноканал покупал продукт наших каналов. Прозрачно, тендерно, по конкурсам.

– Сериалы?

– Культура, история, искусство, инновации, туристическая привлекательность, памятники архитектуры, туристические места, счастливые люди, герои Украины. Я бы хотел, чтобы этот продукт, адаптированный на английском языке, видели за рубежом. По этому поводу я буду обращаться ко всем медиаменеджерам. Дай только Бог, чтобы был принят бюджет государственной программы развития информационного пространства.

Читайте: Посол Турции: Если Украине разрешат «отрезать» Донбасс – проблемы не закончатся

– Мы выигрываем информационную войну?

– Если бы мы ее проигрывали, тогда не было бы проукраинской коалиции в мире. Было бы все намного сложнее и иначе. Против нас, поддерживая идеологию России, 2-3 страны и, возможно, еще Марс и Юпитер. Все.

– С кем сложнее бороться: с внешней пропагандой или внутренней “зрадой”?

– С украинской ментальностью. Украинцы не привыкли ничего поддерживать. Они привыкли все критиковать, часть – ничего не создавать. Читать пластмассовую реальность на мониторе. Каждый ленивый мужик с большим животом знал, как должен играть в футбол Шевченко. 100 тысяч сидели и кричали, а один Шевченко бегал.

Но это тоже со временем меняется. Это доказало движение волонтеров. В том числе, волонтерство информационного пространства. Это время принадлежит вашему поколению, а не моему. Оно другое.

– Что будете делать после отставки?

– Есть четыре направления, которыми я хотел бы заниматься. При любых обстоятельствах, это информационная безопасность. Но решение буду принимать только после консультаций с депутатами, когда буду держать отчет перед фракциями коалиции, президентом и премьером. Только после этого я озвучу свои планы. Это будет честно по отношению к ним.

– Facebook маргинализировася. Вы стали реже его читать?

– Почему? Читаю каждый день. Да, Facebook – достаточно маргинализировался, это правда. Еще 2 года назад он был носителем мысли лидеров общества. Сейчас это не так. Там большое количество “мертвых” аккаунтов. Мониторинговая группа министерства это доказывает.

“Мертвые” аккаунты не дают возможность отследить среднюю температуру происходящего в социуме. В определенное время политики поняли, что через Facebook можно манипулировать сознанием лидеров общественного мнения, а за счет них потом манипулировать сознанием общества.

– Это правда, что президент пользуется Facebook?

– Да. Более того, сам многим отписывает в личке. Я это знаю. Порошенко сам находится в соцмедиа, ему не приносят мониторинг или 10 материалов, которые должны понравиться.

Ростислав Буняк.

Фото: mip.gov.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка